Содержание Журнальный зал

Египетские ночи

(22-31 марта 2020)

 

 «Египетские ночи» — это сеансы литературной импровизации  в формате creative writing. Цель — активизировать личный творческий ресурс, конвертировать дремлющие переживания, оперативно разобраться с драматургией короткого высказывания — что многим и удаётся в условиях жесткого регламента и легкой конкуренции.

С 22.03.20 «Египетские ночи» перешли в он-лайн формат.

Теперь мы собираемся в группе «Египетские ночи» в Facebook.

Участником может стать любой желающий, присоединившись к группе.

Турниры проходят ЕЖЕДНЕВНО в 18.00.

 Как обычно пишем экспромты на только что объявленную тему (две темы за турнир). Регламент – 15 минут. В роли экспертов – сами участники группы. С новыми правилами он-лайн турнира вы можете познакомиться в Приложении.

 

 

Куратор проекта Анна Аркатова

 

 

 

 

 

 Он-лайн турниры 21-31 марта 2020

 Каждый текст написан за 15 минут непосредственно после объявления темы

 

 

 

Соша Грухина

 

 Пиджак с пятном стоил дешевле  ( турнир 23 марта) 

 

Мужик сегодня пришел, странный такой, ходил, ходил, а потом подходит, облокачивается на прилавок и говорит – у вас на этом пиджаке – пятно. Я ему – ну пятно, и чё? А он мне – у вас его никто не купит. Я опять – и чё? А он продайте мне его дешевле.

Куда уж дешевле-то, и так в секонд-хенд пришел, тут все с пятнами

Я говорю, сама не решаю, я должна начальству звонить, и сижу. Он стоит и смотрит. Лицо красное такое, потеть начал, пиджак в руках мнет

Я говорю – вы пиджак-то брать будете? А он отвечает – пиджак с пятном, у вас его никто не купит.

Я говорю – ага, а сама думаю – псих какой-то. Ну и сижу себе дальше. А он не уходит.

А я говорит, куплю. Я ему – ну покупай, раз купишь. Он опять, скидку просит. Прикинь, да, нормально одетый, ботиночки там, все такое. Рубашка, брючки.

Я говорю – не могу продать, мне надо у начальства спросить. Он говорит – звони. А я ему –  у меня денег нет на телефоне.

Он тогда мне свой суёт, смотрю – айфон. Во, думаю, дурак, с айфоном пришел в секонд-хенд.

Начальник говорит – да отдавай, раз надо человеку.

Маша, вдруг сникла, глотнула еще вина, закурила.

А дальше-то что?

Дальше? А ничего – я хотела в пакет положить, не надо говорит, повесил пиджак на руку и пошел. Я выглянула, в машину сел.

Зазвонил телефон, Маша посмотрела – неизвестный номер.

Алло, да? Это вы? А как вы мой номер узнали? У Начальника спросили? А его номер как узнали? А я дала. Ну да, и чё? Ну нормально у меня дела. А вы мне сказать можете – зачем вам пиджак-то с пятном? Аааа, ну тогда понятно. Да, завтра я работаю, ну заходите, ладно

Маша положила телефон на стол и опять выпила вина – точно не нормальный какой-то

— Ну так зачем ему пиджак-то этот?

— Ой, не спрашивай, ты все равно не поверишь

 

 

 

Варя Кулешенко 

 

Забор покрасили наполовину  (турнир 22 марта)

 

Она всегда все делала наполовину. Если она начинала писать пьесу — дописывала до кульминации, а потом забрасывала. Готовить она не любила, потому что ей надоедало ждать, пока испечётся пирог или пожарится мясо. Забор на даче мамы она тоже покрасила наполовину. Окружающие шутили, что замуж Катя тоже выйдет наполовину. Дойдёт до алтаря — а потом надоест. Институт она бросила на третьем курсе, во время фильмов засыпала в середине. Работу она меняла каждые полгода. 

Кто-то ее защищал, кто-то смеялся над ней, но она сама ничего не могла сделать.

Вот и в этот день, выслушав от мамы ежедневную лекцию «Двадцать пять лет — мозгов нет», она села за компьютер, тщетно пытаясь продолжить пьесу. Она вообще забыла, о чем хотела писать, получилась плохая мелодрама с элементами ментовских сериалов. А в институте ее выделяли. Катя открыла инстаграм. Бывшая однокурсница выложила фотографию с тем самым молодым человеком, с которым когда-то Катя слушала на кухне Рэя Чарльза. Теперь она переехала, диски выбросила, и от их любви остался только дешёвый брелок с ёжиком. «Я всего в жизни добиваюсь сама», — пишет однокурсница. И тут Кате стало так горько и грустно, что она ничего не может сделать, что она талантливее всех этих девочек, что она все сможет, только если хотя бы что-то закончит.

Через час Катя была в леруа-мерлен, а через два ехала в электричке под «Большие города». Она кое-как развела краску в ведре, взяла кисточку. «В чужое небо налегке, как-будто дни листая», — пел «Би-2». Забор становился краснее и краснее.

 

 

 

 

Виктория Лебедева

 

 

Билетик выпал из кармана  (турнир 30 марта)

 

Она поняла, что потеряла его, только на подъезде к Железнодорожному. Вошли контролеры, спугнув стайку перелётных зайцев, рассредоточились по рядам. А она не волновалась – она же знала, что билет в правом верхнем, в джинсовке. Что она, дура, от контролёров бегать? Лучше заплатит.

Но вот они подошли и попросили, и она уверенным жестом сунула пальцы в карман – а там ничего. Ещё не волнуясь, она решила, что перепутала стороны, и полезла в левый – но и там билета не оказалось. Как же так? Она стала шарить в нижних карманах, во внешних и внутренних – выложила на колени мятый платочек, ключи, складную расчёску-ёжик, десять рублей и почему-то скрепку, и тупо пялилась. Билета никакого не было.

— Девушка, кого вы хотите обмануть? – Проверяющая тётка явно младше неё стояла, покачиваясь с пятки на носок, состроив нарочно скучающее лицо. За ней маячил неприятный потный амбал в униформе. И как-то так обидно стало за эту «девушку» – сил нету. Хотя, казалось бы, комплимент.

Чувствуя, как краснеет, она полезла в сумочку за кошельком и дрожащими руками отсчитала штраф. А когда контролёры ушли – заплакала. Не из-за билетика, не из-за штрафа. А так. Просто жизнь какая-то дурацкая.

А билетик выпал сразу, еще на платформе, когда она, задумавшись, опускала его в карман. Его подхватил ветер и унёс на рельсы.

 

 

 

Анна Логинова

 

 

Мы так и знали — амперметр потерялся (турнир 27 марта)

 

Мы так и знали — амперметр потерялся. Вольтметр пропили, барометр разбили. А уж как юная лаборантка Верочка, безутешная после измены жениха, использовала термометр — про то гусарам полагается стыдливо молчать.

И вообще в лаборатории творилась какая-то чертовщина. Поговаривали даже, что если задержаться после последнего урока, можно увидеть призрак прежнего школьного завхоза Иванушкина. Особенно впечатлительные, правда, считали, что это ученый физик Амедео Авогадро. Но он что, не видел того Иванушкина? Он такого имени и не выговорил бы, особенно после получки.

Пробирки позвякивали, стрелки гарцевали до астрономических значений. В воздухе явно потрескивало электричество. И попахивало шизофренией. И чья-то когтистая лапа тянулась к вороту….

— Твою мать, ты же гуманитарий, Валера!

И тут он проснулся.

 

 

 

Лера Манович

 

Никто не перевозит мебель (турнир 25 марта)

 

— Да брось, ну правда, ты хочешь переть с собой вот этот, извини меня, зассатый диван?

— Да, хочу.

— Ты серьезно?

— Ну, конечно. Это память о нашем сыне. Помнишь, как мы смотрели телек, тот наш первый крошечный телек, который казался огромным, а трехмесячный Мишка ползал по нам как детеныш панды. А потом сделал эту лужу. Ты еще жутко ругалась, что вот, совсем новый диван. Терла водой с содой. И пока ты терла, Мишка отполз и сделал еще одну лужу. И тогда ты засмеялась.. Знаешь, я только сейчас понял, что это было абсолютное счастье.

 Она молчит. Потом как будто приходит в себя:

 — Но сейчас никто не перевозит мебель!

— Ну и что.

— Тем более такую!

— Плевать.

— Продавленный диван с пятнами.

— Для меня это память о счастье!

— Мишка вырос и спился, мы постарели и разводимся. Ты же сам говорил, что хотел начать новую жизнь!

Он закуривает, садится на диван.

— Знаешь, я передумал. Мне слишком нравилась старая.

 Она смотрит на диван, потом на него.

— Соседи решат, что я вытрясла тебя до копейки.

— Так и есть. Они всегда считали тебя мегерой.

— Ладно, я накрою его старой бархатной шторой.

— Отлично! Помнишь, как тогда у окна, за этой самой шторой…

 

 

Далекие родственники на колесе обозрения (турнир 27 марта)

 

— Ну, скажи мне.

— Зачем??

— Ты который год обещаешь, что когда-нибудь все мне скажешь. И ничего не говоришь. Это звучит как угроза.

— Почему??

— Ну это звучит так, как будто ты все эти годы хочешь вылить мне на голову дерьмо и в последний момент сдерживаешься.

— Я всё сказал еще десять лет назад.

— Это дерьмо никуда не девается. Оно остается.

— Какое дерьмо?? Где?

— У тебя за пазухой.

— Что?

Он невольно трогает воротник своего модного пальто.

— Это фигуральное выражение. Держать что-то за пазухой. Нож. Или что там. Не помню.

— Нина, хватит.

— Что хватит?!

— Хватит заводить эти разговоры. Все прошло. Можно сказать, кончилось. Мы практические чужие люди.

— Нет, после двадцати пяти лет вместе мы родственники!

— Хорошо. Родственники. Но такие, неблизкие родственники. Которые не очень дружат и общаются.

— Это как?

Он задумывается, подняв глаза к небу.

— Ну, это типа как далекие родственники на колесе обозрения. Между ними ветер, дождь и куча других людей. Они не могут друг друга услышать, могут лишь помахать рукой.

Машет рукой перед ее лицом.

— На каком еще колесе оборзения??

— Нина, это фигуральное выражение.. типа дерьма за пазухой

 

Балерина вышла из себя (28 марта)

Борис Моисеевич Фогельзон, главный дирижёр Пензенского театра, явился домой в два часа ночи, поддатый, без галстука и с исцарапанной щекой. Рубашка болталась поверх еще утром тщательно отутюженных брюк и распахивалась на животе, по причине отсутствия трех нижних пуговиц, очевидно вырванных, являя миру густо поросший шерстью, но не лишённых брутальной привлекательности пупок.
— Боря, — пролепетала его супруга Анечка. – Боря, что случилось?
— Видишь ли, — Борис Моисеевич присел и, элегантно заправив прядь волос за ухо, невозмутимо расшнуровал ботинки. – На репетиции одна балерина вышла из себя. Совершенно, знаешь ли, вышла. Она утверждала, что я все время ускоряюсь на четверть такта, и из-за этого она, якобы, сбивается! Пришлось указать ей на субординации.
— Это всё она?? – Аннушка обобщающим жестом обвела драную рубашку, всклокоченные волосы и всего истерзанного Бориса Моисеевича.
— Ах, это, — Борис Моисеевич засмеялся. – Нет. Это её муж. Совершенно дикий, знаешь ли, человек. Но не лишён обаяния.. Да-с. Мы потом помирилсь и пили на брудершафт. Милочка, я посплю и всё, всё тебе расскажу..
И Борис Моисеевич пошел в спальню усталой походкой попавшего в переделку, но сохранившего честь и достоинство человека.

 

 

 

Влад Марков

 

Продолжительность жизни котов возросла до 38 лет (турнир 22 марта)

 

Собакам разрешили брать будки в ипотеку и записывать поручителем хозяина.

Страусы осваивают практики осознанности и успешно занимаются пилатесом.

Ламантинам становится все сложнее удерживать лидерство на рынке морских перевозок.

Королевские кобры успешно ведут борьбу за право пресмыкающихся перемещаться по воздуху.

Летучие рыбы до сих пор испытывают тяжелейший кризис идентичности.

Дождевые черви впервые провели «Час без земли», к их акции присоединились неравнодушные жабы.

Огненная саламандра запустила в соцсетях новый флешмоб «Я не боюсь линять» и призвала всех, кто хоть раз в жизни сбрасывал шкурку, поделиться этим травмирующим опытом.

Вомбаты заявили о гибкости своего гендера, несмотря на ригидные кости таза.

Шпроты начали освободительную борьбу против консервных заводов и метнули икру прямо в окно головного офиса рыбодобывающей компании в центре Риги.

И только высшие приматы не изменились. Они сосредоточенно следили за тем, как в их головах продолжает закипать первичный бульон.

 

 

Пиджак с пятном стоил дешевле (турнир 23 марта)

 

Так в его гардеробе оказалась еще одна ненужная вещь. Она заняла достойное место рядом с вытянутым свитером, потертыми в области коленей брюками и дырявым гидрокостюмом. Пятно, по словам продававшей его у метро бабушки поставил ее внук, который в былые времена давал жару то на подмостках «Практики», то в кабаках близ Кузнецкого моста, то в дальних командировках по линии МИДа.

Пятно было едва различимым, иссиня-бурым, словно кто-то пролил на него коктейль из красного сухого и чернил. Бабуля даже как-то потупила взгляд, когда он пытался выяснить, можно ли пятно как-то вывести, ведь без него пиджак был очень даже неплох.

— Мы всей семьей пытались его вывести, чем только не травили, — призналась она.

Знал бы он, какая опасная игра стояла за этим. Если верить архивам, тот самый внук, капитан СВР, должен был вычислить английских резидентов, и лучший повод представился, когда не стало сэра Вильямса. Тогда-то бравые разведчики подменили труп английского шпиона живым и полным профессионального романтизма российским офицером. В закрытом лакированном гробу тот пролежал в сумме двадцать часов, ожидая, когда установленный на нем жучок запишет все разговоры собравшихся для прощания.

Не сложилось. Гроб под покровом ночи спешно вывезли за город и закопали у ближайшего болота. Три долгих дня просачивающаяся вода точила дерево и мерно капала сверху на пиджак, в кармане которого хранилась записка от командира с приказом «Открытие ровно в 12». Внука нашли по жучку, извлекли тело, костюм и медаль принесли родным. Потому что выполнивший задание мертвый разведчик стоил родине не так уж

 

 

 

Татьяна Огурцова

 

Кому нужны абрикосы (турнир 23 марта)

 

Да кому они нужны, эти абрикосы! Во время карантина все ищут гречку, дешёвые макароны, тушёнку, соль, спички… У меня так вообще на абрикосы аллергия. А тут на самом видном месте выставили прилавок с шикарными абрикосами –  возмутительно солнечными, восхитительно пахнущими, заманчиво просвечивающими. Как будто нет никакой пандемии. Как будто кассирша не в маске. Как будто по-прежнему можно планировать отпуск туда, где абрикосы качаются прямо на ветках, доверчиво свешивающихся со всех заборов и заборчиков – по всей длине нагретой южным солнцем тропинки. А вот куплю! И пусть аллергия. И пусть не будет отпуска. Зато у меня будут жизнеутверждающие оранжевые пятна перед глазами. И я прощу этим абрикосам даже то, что они, скорее всего, окажутся совсем безвкусными – не сезон ведь…

 

 

Лишняя деталь (турнир 24 марта)

 

Девочка нарисовала единорога. Прекрасного, причём, — розового, с умопомрачительным рогом, похожим на лихо закрученное мягкое мороженое в рожке. У единорога были изящные ноги, легко несущие молодое энергичное животное – единорог был изображён в движении. У этого волшебного зверя была только одна лишняя деталь – крылья. И крылья эти были стрекозиными, но при этом малюсенькими, и выглядели как завязочки на спине. Все спрашивали у девочки – а зачем такому красивому животному такие некрасивые крылья. И девочка терпеливо объясняла каждому, что у поэтов есть свой Пегас, а у графоманов есть свой Единорог – летать он не может, но маленькие крылышки имеет – уж какие есть. Зато у него отличный рог – Пегас о таком даже мечтать не смеет.

 

           

Его конёк – звукоизоляция (турнир 26 марта)

 

 – Простите, что спрашиваю, но это важно – для кого вы заказываете гроб? Если для близкого человека, то вы никогда потом не простите себе, что сэкономили и купили дешёвку. Да и что люди подумают на траурном мероприятии, глядя на то, в чём будет лежать дорогой вам человек, если оправа , так сказать, не будет соответствовать бриллианту? Есть гробы, инкрустированные ценными породами дерева, есть даже полностью выполненные из дорогих пород. Есть обитые внутри  бархатом, а есть – натуральным шёлком. Вы говорите, не совсем для близкого? Что-что? Кому-то близкий человек, а кому-то тёща? А, ну, так бы сразу и сказали! У нас для вашей тёщи есть совершенно эксклюзивный гроб. Его конёк – звукоизоляция!

 

 

Мы так и знали – амперметр потерялся (турнир 27 марта)

 

Мы так и знали – амперметр потерялся. Мы также знали, что динамометр тоже давно куда-то закатился. Вольтметр просто сломался – от старости. Гигрометром ребёнок баловался в ванне, и нечаянно уронил в унитаз.  Дозиметра у нас отродясь не было, хотя всегда хотели иметь. А гекзаметр провалился в трещину времени, когда им перестали пользоваться. Остался обычный метр, но и он, видимо, надолго не задержится – в нашем бардаке черти ломают не только ноги, но и руки, а всё, что может исчезнуть  – корова языком слизывает.

 

 

 

 

Ирина ПИН

 

 

Зонтики никогда не повторяются (турнир 29 марта)

 

Популярный стереотип, что в советское время всё у всех было одинаковое, совсем не отражал действительности. Даже в далекие годы брежневской эры зонты были у всех разные, со своим характером и внутренними убеждениями. Именно они толкали своих обладателей на те, или иные поступки. А уж в распоясавшиеся времена горбачевской перестройки так и подавно.

Ну вот судите сами… Было у моей подруги двое парней с одинаковыми на первый взгляд чёрными зонтами, но у одного он был наш, отечественный, фабрики «Дуновение ветра», а у другого их, японский «Три слона».

Ну и что вы думаете? Однажды в гостях по пьяни, поменялись они нечаянно друг с другом зонтами, и тот, который привык к нашему, не смог открыть импортный, а тот, у которого был этот самый вражий, не справился с нашим.

Так девушка между ними и бегала, вся промокла, ну и потом отставку и одному, и другому дала, потому как зонтики сути парней не отражали: уж очень первый не подходил второму, а второй первому…

 

 

 

Маргарита Саакова

 

 

Приходишь — ничего не готово (турнир 31 марта)

 

Приходишь домой, а тут ничего не готово. Еда на плите не манит ароматами специй, не кормлен кот, вот он радостно мяукает и ждет шуршащего пакетика «Шебы», и ни намека на уборку.

Приходится, наплевав на гордость и усталость, снова надевать куртку и бежать в магазин — до закрытия бы успеть. Потом с полными пакетами бежать обратно. Мясо — в духовку, рис — в мультиварку, вещи — в стиралку, пропылесосишь, помоешь полы, а там и еда подоспеет.

И вроде бы все легко, умеючи, играючи. Но все равно там внутри где-то точит зубы червячок обиды. Почему именно ты? Тебе что заняться больше нечем?

Раскладываешь еду по тарелкам, гладишь кота, а сама с силами набираешься — лишь бы за ужином не взорваться. А то опять эти слезы, истерика, остывшая еда будет уже не такой вкусной.

Да, определенно надо держаться. Поистеришь после ужина вместо вечернего просмотра сериала от «Нетфликс» с бокалом каберне. Восторгаешься своим гениальным планом, но слезы сами как-то накатывают, ком в горле нарастает.

Даже кот почувствовав опасность решает переждать бурю под диваном.

И снова та же самая пластинка, только теперь на повышенной громкости: «Почему все это должна делать я?»

И тишина пустой квартиры многословна.

 

 

 

Евгений Сулес

 

 

Тигр прекрасен, но бесполезен (турнир 26 марта)

 

Между ними ничего не было. Только сказки. Каждую ночь она рассказывала ему сказки, пока он не уснёт. Лекарство от бессонницы, лекарство от тоски. Ни одну он не дослушал до конца. Где-то под утро, на рассвете, он засыпал. Никогда нельзя найти границу сна и яви. Вот ты слушаешь сказку на ночь, а вот ты уже спишь и видишь сны. Очень тонкая грань. Тонкая бледная линия. Никогда нельзя найти границу любви. Вот ты слушаешь сказку на ночь, а вот уже смотришь на губы, которые её рассказывают, и перестаешь слушать, слова проскальзывают мимо, и ты ловишь только движение губ, как в немом кино.

Тигр прекрасен, но бесполезен. Им можно любоваться, но близко лучше не подходить. Лениво сказала она и потянулась. Дальше он ничего не помнил. Опять уснул, видимо. Она обречена рассказывать, а он обречён слушать и засыпать. Её сказки прекрасны, но бесполезны, как тигр. Надо проснуться и отрубить ей голову, решил он во сне. Хватит, тысяча сказок, тысяча бесполезных ночей, сколько можно? 

Жаль только, что когда он проснётся, снова забудет о своём решении.

 

 

 

—  —  —  —  —

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Правила турнира

 

Турнир проводится здесь ежедневно в 18.00 (время мск)

  1. Ровно в 18.00 я вывешиваю ТЕМУ 1.
  2. 18.00 — 18.15 — Пишем текст в любом ПРОЗАИЧЕСКОМ (!!!!!) жанре.
  3. Потом — в течение пяти минут сбрасываем тексты в комменты.
  4. В 18.20  Я вывешиваю ТЕМУ 2.
  5.  18.20 — 18.35 Пишем текст1
  6. 8.35-18.40 — сбрасываем тексты в комменты.                                                                                                                                        Тексты, сброшенные после 18.40, а также импровизации в стихах УДАЛЯЮТСЯ! 
  7. Дальше у нас есть сутки, чтобы прочитать друг друга — поставить лайки.(сердечки, восторги). Набравшие наибольшее количество лайков- кандидаты для публикации в ЖЗ. Поддерживать тексты может любой участник группы — даже если он ничего не писал)
  8. Перед турниром следующего дня я вывешиваю списки авторов, набравших наибольшее количество лайков. Они- кандидаты на публикацию в нашем проекте на портале «Журнального зала»
  9. Для этих счастливчиков — почта Египетских ночей egyptnochi@gmail.com. Сюда будет просьба перекинуть ваши шедевры для дальнейшей публикации. В теме указать дату турнира. Регламент публикации на сайте :ЖЗ- один раз в две недели.Редактор портала отбирает 16 текстов из присланных на почту.

         УДАЧИ!

Ваша Анна Аркатова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Следующий материал

Все поправимо

  Опубликовано в журнале Знамя, номер 10, 2003       Глава первая   Он проснулся оттого, что к его левой ноге приложили раскаленный утюг. Не открывая глаз, он подвинулся, насколько мог,...