Содержание Журнальный зал

Египетские ночи

2 - 23 февраля (2021)

    

«Египетские ночи» — это сеансы литературной импровизации  в формате creative writing. Цель — активизировать личный творческий ресурс, конвертировать дремлющие переживания, оперативно разобраться с драматургией короткого высказывания — что многим и удаётся в условиях жесткого регламента и легкой конкуренции.

Теперь мы собираемся в группе «Египетские ночи» в Facebook.

Участником может стать любой желающий, присоединившись к группе.

Турниры проходят раз в неделю по вторникам  в 18.00.Как обычно пишем экспромты на только что объявленную тему (две темы за турнир). Регламент – 15 минут. В роли экспертов – сами участники группы. С новыми правилами он-лайн турнира вы можете познакомиться в Приложении. 

      Куратор проекта Анна Аркатова

 

 

 

        Он-лайн турниры 2 – 23 февраля 2021

 

 

 

 

Елена Малинина

 

         

 

 

Обратная сторона обоев (турнир 16 февраля)

 

Обратная сторона обоев — изнанка жизни. Как приятно отдирать от стены старые выцветшие бумажные полосы! Они не сдаются, цепляются за предыдущие слои — кирпич или бетон, — как человек за прошлое. Можно делать все аккуратно: смачивать слой за слоем и с любопытством рассматривать смену вкусов, красок и идей. Последними часто оказываются пожелтевшие газеты — шрифтовое кладбище имён и событий. По заголовкам легко угадать время: «высокие рубежи», «ускоренные темпы», «вручение наград» — сведенные брови семидесятых; «негры требуют работы», «мы верим — перестройка победит» — восьмидесятые со смутной надеждой… «Ненавижу систему, подавляющую свободу мысли!» — о! узнаю свободный слог недолгой демократии… «Социалистическому стаду — лучшую зимовку! Газета Красный скотовод…» — то-то я решила обои поменять! Вот мне и кармический ответ о верности выбранного пути. Но прочь, ностальгия! Засучим рукава и вернёмся к сметанию со стен исторического наследия. Когда идёшь вперёд, смотреть стоит в ту же сторону.

 

 

 

Соша Грухина

 

 

Ваш разговор записывается (турнир 9 февраля)

 

Ваш разговор записывается, — от этих слов у меня создаётся иллюзия нужности. В целях повышения качества. Мое лично качество не нужно повышать – оно у меня на высшем уровне – я печатаю почти вслепую и семью пальцами, готовлю отменный киш раз в два года, имею тонкие, правильные, почти аристократические черты лица, со мной случаются проблески кокетства, а еще всегда при мне мой безупречный вкус.

Только внутри нарастает темная дыра безнадежного одиночества. В нее как в воронку улетают встречи, чашки ароматного кофе, липкие сочащиеся сладкой влагой вафли, быстрые поцелуи, лайки и удачно купленные платья.

Но вот мой голос кому-то нужен – им пополняются петабайты ненужной никому цифровой памяти.

Мой чемодан хотят увидеть насквозь – его поднимают на скользящую черную грязную ленту, и мужчина с гладкой до противного кожей щурится в монохромный монитор.

Женщина в ядовитом корпоративном платочке у полки с кремами интересуется моим возрастом, бариста хочет знать – добавлять ли в мой кофе корицу, служба телевидения звонит в одиннадцатом часу ночи – вы смотрите сейчас телевизор – я слышу голос и не хочу думать о том, что это – всего лишь робот.

Я рассказываю о том, что на мне теплые шерстяные носки, я очень хочу шоколадный торт, но не хочу инсулиновой резистентности, что я устала от зимней многослойности, болит заусенец, а я печатаю почти вслепую и семью пальцами.

Я прижимаю телефон плечом к щеке, слеза вытекает из краешка и застревает в образовавшемся арыке – между стеклом телефона и моей кожей, я рассказываю о платьях, кише и тонких длинных пальцах с ногтями правильной формы.

А телефон вторит мне коротким гудками уже битый час

 

 

Дарья Кулакова

 

 

 

Аппарат сломался (турнир 16 февраля)

 

Нет, ребята, это не аппарат сломался, это вы его сломали, практиканты проклятые! Мне теперь как дальше работать? У меня куча документов, каждый должен быть в копии, а тут такое! Да с меня начальник три шкуры снимет, ему все равно как, но работа должна быть сделана.

Мы, вчерашние второкурсники, стояли и хлопали глазами. На практику в банк нас взяли можно сказать по блату. Подвести совершенно не хотелось.

Да и работа не пыльная, стой себе да бумажки копируй.

Что-то пошло не так и мощный, но видавший виды ксерокс заглючил.

Высшее экономическое образование оно человеку зачем нужно? Правильно, чтобы нифига не уметь, но знать, как сделать так, чтобы об этом никто не догадался. Этому на лекциях не учат. Этому учат на практике.

Вот и мы научились. Дружно скинувшись по две сотки, заведомо отложенные на вечерний коктейль в баре, мы с ворохом бумаг отправились в ближайший копировальный центр.

Там умелые мастерицы в шесть рук лихо справились с нашей работой, а мы, преисполненные чувством выполненного долга вернулись к нашему руководителю.

Главный за два года обучения экзамен был сдан. Экзамен на умение выкручиваться. Да без коктейля, зато репутация в порядке и совесть чиста.

Аппарат, кстати, быстро починили. В нем, оказывается краска закончилась. Технарям сложнее по жизни. Они нашей бестолковости сначала удивляются, а потом ещё и последствия исправляют.

У них, видимо, этого экзамена просто не было.

 

 

 

Галина Кравец

 

 

Ваш разговор записывается (турнир 9 февраля)

 

Я человек мирный. Я просто не умею ругаться. Поспорить — это другое дело. Но ругаться и скандалить — это не мое. Конечно бывают ситуации, когда тебя всеми силами выводят из себя. Когда тебя унижают. Когда об тебя нагло вытирают ноги. Когда тебя просто не слышат. А что можешь сделать ты — скромный интеллигент в очках. Ты из той породы, которым обычно говорят вслед: А еще в шляпе!

Да, я не умею дать в морду. Я не умею трехэтажным. И вообще не умею матом. Я могу только попытаться бледным голосом убедить, привести несколько ёмких аргументов. В крайнем случае я могу сказать: «Ваш разговор записывается!» Я понимаю, как смешно и беспомощно это звучит. Но что делать? Вот я такой. Бледный, рыжий интеллигент в очках, вечно сползающих в самый ответственный момент.

Представьте мое изумление, когда в ответ на это очередное «Ваш разговор…» вдруг вокруг меня все изменилось. Все забегали, засуетились, мне предложили всевозможные сервисы, которые только были возможны в этом месте. Меня обеспечили тем, о чем я даже и не мечтал. Все это очень напоминало известную сцену из знаменитого «Ревизора»!

Мне показалось, что я попал в какую-то иную реальность, в другое время, в чужой мир.

А что вы подумали бы на моем месте? Так Не бывает! Или бывает только во сне. Но сколько бы я ни щипал себя за локоть, я не просыпался!

 

 

 

Жанна Свет

 

 

Я никого не жду (турнир 23 февраля)

 

Вся жизнь сплошное ожидание.

Ничто и никогда не делается и не возникает ровно в то мгновение, когда становится необходимым — хотя бы терцию, но ждать приходится.

И это ещё счастье, если ждёшь недолго, чаще всего ожидание растягивается и может длиться годы и годы, причём, без результата.

Что может быть безнадёжнее безнадёжного ожидания?!

Вся жизнь проходит в ожидании. На ожидание приходится гораздо больше времени, чем на дела и вещи, которых ожидаешь. Полгода ожидаешь лета, а оно проносится за два месяца, и вот вам пожалуйста — снова ждите!

Целую вечность ждёшь маму с работы, она приходит, но через пару часов уже нужно идти спать.

С нетерпением ждёшь, когда станешь взрослой и самостоятельной, но вдруг видишь в зеркале лицо какой-то весьма пожилой дамы, и оказывается, что это твоё лицо, что взрослость и самостоятельность пролетели птицей, и ты снова не самостоятельна: какая-то посторонняя женщина в белом халате требует, чтобы ты вела себя хорошо — просто дежа вю, но где же та жизнь, в которой ты была самостоятельной?

Но хуже всего ожидание людей.

Мнётся нарядная одежда, пересыхает мясо в духовке, врач никак не выходит из операционной, время свидания прошло час назад, а они всё не идут и не идут, нужно ждать, нужно надеяться, нужно радоваться их приходу, но где взять силы на это ожидание?

Негде. Ожидание сжирает их, громко и отвратительно чавкая.

Поэтому я никого не жду.

 

 

 

Eva Tunik

 

 

Море справа (турнир 23 февраля)

 

Не люблю закаты. Поэтому важнейшим условием выбора страны до семейного отпуска — это строго те страны, где море справа на карте. Закат — это начало нового дня, а я люблю начинать день с восхода. Важное примечание — пляжи в таких странах намного безлюднее, песок чище, местные вежливее. Япония, например, это остров, поэтому я езжу только на восточное побережье — то же касается и стран Северной Америки — только восточное побережье.

У меня уже есть целая коллекция фотографий восходов — это непростая задача. Сфотографировать закат дело плевое. Даже и если и будет отличаться от оригинала — контраст моря, облак и неба сделают свою работу. А вы пробовали фотографировать восход? То та.

Скоро уже посещу все страны, где море справа, и тогда, возможно, пересмотрю свою нелюбовь к закатам и добавлю в свой альбом также фото заморских закатов.

 

 

 

Елена Шугалей

 

 

Ваш разговор записывается (турнир 9 февраля)

 

Как будто я не знаю! Фраза – пустая формальность. Один раз вырвется слово в смартфон – и вся лента новостей в нем. Я ухаживаю за своей лентой, она умная! Заметила: чтобы сбить поток инфы о болячках, нужно поговорить на тему котиков, юмора и интеллекта. Часа через два нормализуется. И подарочки выдает. Однажды после моих разговоров ИИ выдал картинку: в весеннем парке статуя Иисуса – и в сцепленных руках восседает котик. Ну не прелесть ли? Умница, все собрал.

А еще разговоры помогут быстро узнать, где самые хорошие страховки, куда тебе пока нельзя ехать, но можно онлайн и пр. Сказал в смартфон: «Ах, Венеция, как я скучаю», – можешь открывать комп. Смотри, гуляй, читай стихи, бронируй на следующий год горячие предложения. Дешевка, распродажа! ИИ уже выучился, дело за нами. Фильтруем информацию – и говорим об интересностях. Все «ах» и «не ах» записываются, помните.

 

Последняя обувная щётка (турнир 9 февраля)

 

Мы победители, мы повелители! Робот вычистит обувь, блеск по стандарту, а еще лучше – сам ее выкинет и притащит новые ботинки-гаджеты: самотрансформеры. На любой вкус и случай. Так что, какие там щетки, олдскульность не в моде. Разве что… Ну да, коллекционеры. Музеи хлама и артефактов – тренд. Есть и элитные ценители. Вы вот удивлялись, сколько миллионов картина в виде точки на замазанной поносным цветом поверхности стоит. А ведь это шедевр! Он ясно говорит, кто мы и где. Перебить может только ну совсем, совсем последняя в мире вещь. Не в музее истории, а в твоей, уникальнейшей коллекции в бункере. Например, самая последняя в мире обувная щетка! Выловленная из забытого подвала, перекупленная раз двадцать – и вот она. И ярлык: «Не верь подделкам! Это самая последняя обувная щетка». И все. Можно выставляться, обогащаться, вложение, что надо. Только не торопись. Она может вообще потом оказаться последней. В смысле, в мире, не только в музеях. Музеи могут кончиться, комсьюмеры останутся.

 

 

 Ася Аксенова

 

 

День без кофе (турнир 2 февраля)

 

День без кофе? Да легко. Я вообще равнодушна к кофе. Я люблю чай. Зеленый, черный и с лимоном. А на кофе мне плевать. Он — жанрово-ситуативен, не обязателен, да и вообще. День без кофе — как день без радио для меня. Мне не нужно радио, я без него обхожусь. День без кофе — как день без классической музыки для далекого от нее человека. Это просто день. День без кофе — это день без тошноты, без прилипшей к нёбу горечи, без мерзкого послевкусия. Да, наконец, я могу вам сказать, что кофе — это ваш Голый Король, гадость, заявляющая на вас права, порабощающая вас, а на самом деле — невкусная мерзкая горечь. Я должна запить утренний кофе чаем с лимоном (если я на него соглашусь). А если кофе будет со сливками — то придется и чаем без лимона, и это будет совсем противно и невкусно. Но иначе нельзя — несоответствия, расстройство желудка, кислота и щелочь, и вот это вот все…Кофе -это мерзкий симулякр, наркотик, заставляющий вас быть не вами, диктующий, что пить кофе — прекрасно. Голый, голый, голый, с содранной с костей и мяса кожей король — этот кофе! Ну разве вам вкусно? Разве приятно? Вы только притворяетесь, просто зависите на словах от кофе, а на самом деле — вы мечтаете о парном молоке, о ромашковом отваре, о кумысе, об айране, о компоте из кураги, об иван-чае, но только не об этом мерзком и невкусном напитке — кофе. О мерзости, у которой даже пол не определен, и не известно, мужского это рода, среднего или женского. Очиститите свое сознание! Проведите день без кофе!

 

 

 

Юрий Якобсон

 

 

Ваш разговор записывается (турнир 9 февраля)

 

А кто такой, по существу, писатель? Да неважно кто, поэт, или тот который про заек, или вообще драматург…реально, кто это — творческая личность?

Долго искал ответа на этот вопрос, задавал его себе, другим, писателям и не очень писателям, да и очень не писателям тоже…

Ответ по существу нашел таки у любимого автора, или…авторки? На ну их в пекло, эти феминитивы…в общем известной писательницы, которая сейчас в Земле Обетованной обитает.

Вор он и грабитель, вот так!

Он мило и обаятельно, словно в сумочке, шарится в шифоньерах и мусорках окружающего мира, тщательно выуживает нужных именно сейчас метровых щук и золотых рыбок, чтобы приготовить по одному ему известному рецепту замечательную уху… для вас? Да для себя в первую очередь!

Вы решили пообщаться с писателем, вам интересно, как это — вот ваш собеседник, обыкновенный бородатый чувак в водолазке, сидите вместе, один и тот же коньяк глушите — и при этом творческая личность…

Вы не понимаете только одного — что давно уже под колпаком, ваш разговор записывается, ваши мысли аккуратно выкрадывают, обрабатывают и раскладывают по полочкам…

— Как вы говорите? После 18 лет брака — и такое сотворить? И после этого он вылетел из института? Так, неужели мужа настолько не устроила Ваша стрижка, что пришлось прямо под его присмотром побриться налысо?

Ой, искренне сочувствую…

…Искренне ли?

Друг мой, не ищите от писателя эмпатии! Вы просто материал, прототип, пластилин, из которого будет вылеплен очередной лирический герой, смят — и вылеплен снова!

…Был у меня дружок один, тоже из таких…сидели помню за рюмкой чая, и слушал Генка мою исповедь, мол с работой то-сё, жена пилит, любовница не даёт… Исповедовался, называется. Через какое-то время — новая повесть, вот он, такой-сякой, антагонист, полнейший лузер — и вот прямо так видно, что из портрета шнобель мой проглядывает. Друзья — да как он мог, я сразу со злости в бан во всех соцсетях, а за что, если разобраться?

Да не за что. Творческая личность, туды его растуды…

Так что, дорогие мои, подумайте, прежде чем общаться с писателями! Ну, с нами то есть… Помните — ваш разговор записывается!

 

 

 

   Андрей Яшин

 

  

 

Последняя обувная щётка (турнир 9 февраля)

 

Когда я только решил покинуть так называемый цивилизованный мир и окончательно перебраться на Вануату, я был еще до глубины пропитан ядами и мыслями этого самого мира. Поэтому у меня в багаже попадались такие забавные вещи, как смокинг и туфли к нему, дюжина галстуков, три сервиза (обеденный, чайный и кофейный), толстые бумажные книги высоколобого содержания, серебряная визиточница — и даже две обувные щетки, черная и коричневая. С течением времени, однако, почти все эти вещи нашли себе полезное применение. Смокинг, туфли, галстуки и коричневую обувную щетку (черная предпочла где-то затеряться сама) я подарил Уинстону. Уинстон клевый. Он прекрасный внимательный слушатель, способный поддержать разговор на любую тему — при этом он никогда не лезет с неуместными комментариями. В карты он, правда, играть не умеет, но зато с ним очень хорошо выпивать. А лучше всего с ним играть в дартс. Я сделал ему на подбородке небольшой крючок, на который очень удобно вешать мишень. В общем, он очень много делает для меня — и я захотел сделать что-то для него. Поскольку он был голый, пластмассовый и лысый, я приодел его и снабдил прекрасной шевелюрой — коричневая щетка тут пришлась очень кстати. Теперь, когда он стоит напротив меня и слушает, а я говорю с ним, он напоминает мне меня в молодости — тогда я тоже любил слушать всяких чудаков, ищущих свой рай подальше от людей.

 

 

Обратная сторона обоев (турнир 16 февраля)

 

Обои снаружи — апофеоз многообразия и, что тут говорить, зачастую и дурновкусия. Пышное тропическое лето, венецианский карнавал, базар… ну, скажем, в Бухаре. А вот с изнанки — сплошь зима и суровый минимализм, и с ними — истинная красота. Вполне конструктивистские белые плоскости, отличающиеся только материалом. Винил? Не винил? Кого винил? В чем винил? Сами видите: практически чистая поэзия — это если не копать вглубь. Или сюжет для романа, если добавить этой самой глубины, попытавшись дать развернутый ответ на вопросы. Надо будет развить эту мысль, может получиться любопытное эссе… но это все потом, после работы.

С этой мыслью кандидат философских наук Равшан, заброшенный превратностями судьбы и политическими раскладами в далекую заснеженную Москву, раскатал очередной рулон обоев и привычными движениями начал наносить на него клей. Вот сейчас закончить эту комнатку… потом надо выделить время и записать-таки мысль для эссе, а то сколько их уже пропало вот так, в спешке… а потом можно будет наконец заварить доширак и чай, и за ужином вволю поговорить с коллегой Джамшутом о феноменологии Гуссерля.

 

 

Аппарат сломался (турнир 16 февраля)

 

«Всё. Вдохновение кончилось. Он по инерции еще ткнул пальцами в клавиши несколько раз, но было ясно — это агония. Ничего не будет. Ничего. Та мысль, которая казалась столь глубокой и оригинальной, внезапно скукожилась, вильнула желтым хвостом с красной кисточкой на конце и исчезла в вечернем воздухе над письменным столом, будто ее и не было.

Он встал, прошелся по комнате взад-вперед — от стола к двери и обратно к окну — но вдохновение не возвращалось. Хуже того — он внезапно перестал понимать, что он делает в этой комнате и зачем. Вот странный ящик с кнопками на столе — их надо зачем-то нажимать. Или не надо? И — кому надо или не надо? Кому-то другому или все же ему? И, кстати — кто он?»

Напечатав это, я волевым решением закрыл файл. Воистину, прокрастинация суть восьмой смертный грех, и я грешен. И для того, чтобы не начинать подготовку отчета по платежным системам в банковском секторе, готов на все. Даже на участие в литературном конкурсе, который проходит раз в неделю, по вторникам, в 18:00.

 

 

 

      ПРИЛОЖЕНИЕ

 

      Правила турнира

      Турнир проводится здесь раз в неделю по вторникам в 18.00 (время мск)

      Ровно в 18.00 я вывешиваю ТЕМУ 1.

      00 — 18.15 — Пишем текст в любом ПРОЗАИЧЕСКОМ (!!!!!) жанре.

      Потом — в течение пяти минут сбрасываем тексты в комменты.

      В 18.20  Я вывешиваю ТЕМУ 2.

      20 — 18.35 Пишем текст 1

      35-18.40 — сбрасываем тексты в комменты.                                                                                                                                       

Тексты, сброшенные после 18.40, а также импровизации в стихах УДАЛЯЮТСЯ! 

      Дальше у нас есть сутки, чтобы прочитать друг друга — поставить лайки.(сердечки, восторги). Набравшие наибольшее количество лайков- кандидаты для публикации в ЖЗ. Поддерживать тексты может любой участник группы — даже если он ничего не писал)

      Перед турниром следующего дня я вывешиваю списки авторов, набравших наибольшее количество лайков. Они- кандидаты на публикацию в нашем проекте на портале «Журнального зала»

      Для этих счастливчиков — почта Египетских ночей egyptnochi@gmail.com. Сюда будет просьба перекинуть ваши шедевры для дальнейшей публикации. В теме указать дату турнира. Регламент публикации на сайте : ЖЗ- один раз в месяц.

                                                                                  УДАЧИ!

      Ваша Анна Аркатова

 

 

 

     Все выпуски «Египетских ночей» на странице «Проект «Египетские ночи»» — https://magazines.gorky.media/page/proekt-egipetskie-nochi

 

 

 

 

Следующий материал

Сергей Гандлевский. <НРЗБ>. Роман

  Опубликовано в журнале Знамя, номер 1, 2002       I Долго плутал он, Лев Криворотов, по коммунальной захламленной квартире в поисках выхода. Жилье было, по всему судя, пустым. Утварь,...