Содержание Журнальный зал

Египетские ночи

1 - 27 октября 2020 года

 

 

    

«Египетские ночи» — это сеансы литературной импровизации  в формате creative writing. Цель — активизировать личный творческий ресурс, конвертировать дремлющие переживания, оперативно разобраться с драматургией короткого высказывания — что многим и удаётся в условиях жесткого регламента и легкой конкуренции.

Теперь мы собираемся в группе «Египетские ночи» в Facebook.

Участником может стать любой желающий, присоединившись к группе.

Турниры проходят два раза в неделю по вторникам и четвергам в 18.00.Как обычно пишем экспромты на только что объявленную тему (две темы за турнир). Регламент – 15 минут. В роли экспертов – сами участники группы. С новыми правилами он-лайн турнира вы можете познакомиться в Приложении. 

      Куратор проекта Анна Аркатова

 

 

 

        Он-лайн турниры 1 – 27 октября 2020

 

 

 

 

 

 Ася Аксенова

 

 

Пока все занимались синхронным плаванием… (турнир 27 октября)


Пока все занимались синхронным плаванием, я лежал на берегу, не умея плавать даже несинхронно, даже по-собачьи, да и вообще никак не умея. Пока все участвовали в марафоне, я наслаждался пребыванием в кустах на травке, не имея никакого желания сдвигаться с места. Пока все скакали на лошадях, я смотрел в небо надо мной и следил за плавным течением облаков, совершенно почему-то не опасаясь, что получу удар копытом — лошади, между тем, пробегали совсем близко. Пока все участвовали в автопробеге, я находился на обочине, спокойно наблюдая за этой суетой и не желая сдвигаться с места — кому надо. — сам меня объедет, не хотят же они аварий и неприятностей! Пока все участвовали в гей-параде, я наблюдал за этим действием с любопытством, и даже был слегка забрызган разноцветной краской, которая, впрочем, оказалась нестойкой, и через час была смыта дождиком, так, что и следа на мне не оставила. Пока все участвовали в вооруженных волнениях, я, находясь у фонарного столба, оцепенев, с ужасом смотрел на происходящее, надеясь, что я ни при чем, и меня не заметят и не вовлекут. К сожалению, меня заметили. Слишком пристальное внимание к моей персоне испугало меня еще больше, но было уже поздно — огромная черная ручища оторвала меня от земли, и я влетел, разбивая стекла витрины, в какой-то магазин. Я не мог сопротивляться, ведь я — простой булыжник, сотни лет пролежавший в разных местах и видевший разное…

 

 

 

     Артём Габриелов

 

 

Моему блокноту вчера угрожали (турнир 8 октября)

 

Я категорически не умею писать в красивых блокнотах. Я, вроде как, писатель («А кто это причислил вас к писателям?»), и поэтому в памятные даты знакомые не заморачиваются. Писатель — писать — блокнот. Я всё жду, когда кто-нибудь пойдёт дальше и подарит печатную машинку, что ли, или хоть гусиных перьев.

Каких только блокнотов у меня нет, каких только форм, расцветок и фактур. Красивые отправляются в ящик стола, а в дело идут подешевле и попроще. Но к этому я пришёл не сразу, и одно время страшно мучился.

Мне всегда было обидно, что у писателей нет какого-нибудь оборудования, на которое можно долго копить, а потом приобрести и радоваться. У фотографов есть целый мир фототехники, у художников — так просто изобилие, краски, карандаши, ручки, палитры. А у писателя ничего. Поэтому на заре карьеры я покупал себе дорогие ручки и блокноты — хоть какая-то отдушина и лишний повод ощутить себя автором, когда никаких других причин к этому пока нет.

Положишь такой на стол, погладишь мягкую обложку, откроешь, отогнёшь (похрустывает!), возьмёшь ручку… И сидишь. Желание писать отбивает с гарантией. Напечатать на клавиатуре — запросто, накарябать на салфетке — и то получается, а в красивом блокноте — ни за что.

Уже потом я понял, что дорогой блокнот противоречит самой идее блокнота. Блокнот — это расходник. Писать в нём надо запросто, не задумываясь. Рвать и мять страницы, носить в заднем кармане штанов, проливать на него кофе, писать и вдоль, и поперёк, писать глупое, ненужное — чтобы однажды, едва ли не случайно, написать те заветные несколько слов, которые и нужны тебе для шага вперёд.

С дорогим блокнотом так обращаться невозможно. В нём как бы надо сразу, сходу писать набело, чтобы потомки читали и плакали. А ведь так не бывает.

Поэтому вчера, когда я поздно вернулся домой и застал свою собачку с самым дорогим блокнотом из моей коллекции в зубах, то и бровью не повёл. Собачки не мудрствуют! Вот для кого такие вещи в самый раз.

 

 

Joey Jane

 

 

На самом верху ничего не видно (турнир 8 октября)

 

Стою на улице.

Мимо меня снуют люди — я вижу их одежду, лица, сумки и причёски.

Автомобили мчатся мимо меня — легковые и грузовые, новые и потрёпанные, мотоциклы трещат, велосипеды взблёскивают спицами.

Сияют витрины, переливается реклама — я вижу это всё, и это всё иногда мне нравится, а иногда глаза бы мои его не видели.

Небоскрёбы стоят по сторонам улицы, я вижу их первые этажи, подъезды, цоколи и лепнину.

Поднимаю голову и понимаю, что ничего не вижу — возносятся к небу стены с вмурованными в них стёклами, а что там, за этим стеклом, за этими стенами? Я не вижу.

И уж тем более не вижу крыш, да, собственно, и неба над этими крышами.

Но так хочется влезть наверх, посмотреть, что там, как там.

Интересно, как выглядит оттуда мой мир, который мне так хорошо виден, который раскинулся у подножия этих рукотворных утёсов.

И я начинаю карабкаться.

Сначала нужно получит возможность подойти к входным дверям — не всем это разрешено.

Ещё более избранная публика имеет право в двери войти.

Фильтр отбраковывает тех, кто не может приблизиться к лифтам.

Другой фильтр не пускает внутрь кабины лифта.

Кто-то может подняться только до первых этажей здания-утёса.

Кому-то открыты срединные этажи.

И только немногочисленная группка добирается до верхних этажей.

Однако на самый верхний этаж, с которого видно всё, может вознестись лишь несколько человек, положивших жизнь на получение этой привилегии.

Ну вот, мы добрались.

Я выхожу на крышу, меня чуть не сдувает ветер, но я держусь за ограду и начинаю жадно смотреть.

Вокруг меня облака и туман, из которого торчат отдельные крыши других утёсов.

Туман и облака и надо мной.

Я пытаюсь вглядеться в подножие небоскрёба — как раз в тумане появилась прореха.

И вижу, что ничего не вижу: движущиеся точки, стрелочки и чёрточки — вот и всё, что мне удаётся рассмотреть.

Но я не могу понять, что есть что, я не могу распознать в них людей, транспорт, животных.

Я стою на крыше самого высокого небоскрёба. Я потратила жизнь, чтобы забраться сюда и увидеть, наконец, всё.

Ветер свистит в ушах, мне холодно, одежда стала волглой из-за тумана.

И тут я понимаю, что на самом верху ничего не видно.

 

 

Дарья Кулакова

 

 

Окно и форточка (турнир 27 октября)

 

Мы с тобой как окно и форточка. Друг без друга не существуем. То есть в теории, конечно, окно без форточки бывает, но функционал его значительно ограничен. Как собственно и форточка…Маленькая створка для вентиляции, не более.

Окно оно и есть — окно. Пропускает свет, наполняя комнату лучами рассветного Солнца. Комната без окна что тюремная камера.

А форточка, юркая, проворная. Чик-чик, туда-обратно. И в миг свежий морозный воздух врывается в комнату, залитую светом. Дом наполняется жизнью и свободой.

Занавесь окно, закрой форточку и тишина. Темная, глухая, затхлая комната, где остановилась чья-то жизнь. И пока бьется мое сердце, я буду трепетать от ветра. Открытой форточкой твоего окна.

 

Пока все занимались синхронным плаванием… (турнир 27 октября)

 

Я никогда не любил и не понимал командной игры. Даже синхронное плавание до сих пор кажется мне каким-то странным занятием. Насильственное стремление быть как кто-то. Нет, увольте!

Я предпочитаю «откатать произволочку» В жизни, как я успел заметить, этот навык ценнее.

В команде нет места индивидуальности. Нет возможности принимать решения и нести за них личную ответственность.

Какая бы ахинея получилась, если бы мы все по одному предложению писали этот текст на заданную тему?

А так — пожалуйста, читай, выбирай что нравится. Индивидуальность она в цене.

Знаю, сейчас модно устраивать различные «тимбилдинги» на развитие командного духа. На мой взгляд это не более чем санкционированная корпоративная пьянка, где можно с высокой долей вероятности нащупать слабые места коллег по цеху. А уж как эту информацию использовать каждый решает сам.

Не люблю я синхронное плавание и не посещаю корпоративы.

 

 

      Елена Малинина

 

     

          

У бобров все идёт по плану (турнир 6 октября)

 

У бобров все идёт по плану — зубы наточены, знай себе грызи и строй плотину. Никакой разлив не страшен. Стихия житейских бедствий и неприятностей человека накрывает с головой. Подготовиться невозможно. Никаких зубов , если они ещё остались, не хватит. Бобры — труженики и эмпирики- инженеры. Их конструкциям можно только позавидовать. А как они обтачивают дерево — загляденье! Я утратила способность предков к рукомеслу. Моя бабушка училась в школе в годы «борьбы с мещанством». И с водой из корыта выплеснули почему-то вышивку, вязание крючком, милые домашние женские навыки. Это считалось пошлостью. Все должно было быть просто и гладко — как лысина наркома просвещения. Но жизнь непредсказуема, и война вернула все ручные умения — не можешь, не выживешь. И бабушка шила, вязала, готовила вымя, сердце и бычьи яйца. Для меня это сравнимо с колдовством — как из резиновых трубочек артерий, плотной соединительной ткани и жил можно приготовить нечто мягкое и не просто съедобное, а невероятно вкусное. Бабушка… Ее руки могли все. Мои — способны нажимать кнопки и вертеть ручки. Все остальное делается само. Комфорт и нетяжёлый труд облегчают жизнь, но и удесятеряют зависимость от стихии. Между бобром и рекой отношения интимные. Между мной и природой — электричество, центральное отопление, водопровод и много ещё чего. И стоит удивляться чудному словосочетанию — выученная беспомощность? Родиться что-ли бобром в следующей жизни?

 

На самом верху ничего не видно (турнир 8 октября)

 

Только не когти! Пусть опрокинутый кофе, вода из стакана, масляные пятна, пусть… Но только не разодранные в клочья выстраданные мысли, пойманные диалоги, искрометные шутки или выжатые с потом — глубокие философские откровения… Только не когти… И зачем я все это записываю, зачем храню. Из блокнотов и ежедневников можно сложить приличную стену. Бесполезную и хрупкую — как моя жизнь. И не стоит порча бумажного хламья таких страданий. Буся, я не сержусь. Иди сюда, не бойся. Я налила тебе сливок. Ты права — смысл жизни именно в этих немудреных действиях — погладить тебя, причесать, покормить. А все остальное — пустяки и тлен. Рви! А если и родится вдруг из под моей авторучки что-то стоящее — сожжём! Проверим — вправду ли настоящие рукописи не горят…

 

Меня никто не узнаёт (турнир 6 октября)

 

Меня никто не узнаёт на улице. Прохожие не улыбаются мне навстречу, в их глазах не вспыхивают искры радости — вот это да! Кого я вижу!

Меня.

Да неужели ! Прямо не верится!

Не то что не узнают — не смотрят. Не обращают внимания. Как будто я тень или невидимка. Но меня это радует. Можно поковырять в носу, показать язык, плакать, размазывая тушь. Можно разговаривать с самой собой, хотя кого этим удивишь сейчас. Можно горевать и смеяться, можно не делать лицо, можно не надевать маску. В неузнавании — свобода и независимость от чужих глаз, оценок и осуждений. Не узнавайте меня, пожалуйста . А если узнали — сделайте вид, что нет и пройдите мимо.

 

 

В коробке не хватало одной конфеты (турнир 13 октября)

 

Когда открыли коробку, оказалось, что в ней не хватает одной конфеты. На квадратном бумажном вкладыше красовалась надпись — укладчица номер тринадцать. Видимо Чертова дюжина ошиблась в подсчете или осознанно оставила гнездо в коробке пустым. Не для того, чтобы обладателю меньше досталось или он почувствовал себя обманутым. Нет. Пустая ячейка избавит от пресыщения и сохранит страсть. Пауза , пустота , расстояние — как это иногда бывает кстати. Вот лежит на крыльце желтый осенний лист, вокруг — тёплый безветренный октябрьский день. В доме пусто, тихо. И я прислушиваюсь к грусти внутри, ничего не хочется — ни общения, ни страстей, ни перемен в жизни. А все потому, что все ячейки заполнены. Муж, дети, внуки, кошки, собака, любимое занятие , тошные обязанности — хоть бы в чем-то я испытывала недостаток. Разве что в той конфете, которой не было и которая должна была достаться мне. Укладчица, тринадцатая, как же ты права. Хочу шоколада!

 

Окно и форточка (турнир 27 октября)

 

Когда становится душно — можно приоткрыть форточку, а можно — распахнуть окно. Настежь. Вдохнуть полной грудью, втянув в себя кусок неба, раскинув руки — сделать шаг. В пустоту. Почему так? Почему от удушающих событий, от зловонных неприятностей хочется выйти вон, миновав фрамугу. Что это решит? Все мое уйдёт со мной. Не проще ли вытряхнуть через подоконник житейский мусор, сбросить остатки с рук и забыть как страшный сон. Окно — это не путь в бездну. На Старом Арбате, в комнате, где жили мои родители и я, окно выходило на кирипичную стену соседнего дома. Я помню ее цвет — коричневато-рыжий с темными прочерками. Кладка была практически идеальной, но семечко акации однажды нашло-таки небольшую щель, и из неё пробился зелёный росточек — тоненький, нежный. Ему было нелегко, но он жил, превращаясь в веточку, по которой можно было узнать — кто он и откуда. Я не знаю его дальнейшей судьбы. Мы переехали в новостройку, на девятый этаж — в моей комнате было два окна — они смотрели в разные стороны — на восток и на запад, и когда я просыпалась видно было только бесконечное небо. Но меня до конца так и не покинуло чувство , что за окном может быть стена. Что не всякий выход — может дать свободу или что-то изменить. Никогда не знаешь, во что можно упереться. Особенно в следующей жизни.

 

 

Наталья Мозилова

 

 

Ромашка выдала — не любит (турнир 13 октября)

 

В какое время зародилась любовь? Учёные говорят, что никакой любви в современном понимании не было ни в античности, ни в Средневековье, ни какие-то двести лет назад. Люди сходились по имущественному и религиозному признаку. А выгодные партии подразумевали, что стерпится-слюбится. Шекспира ведь мало, кто понимал, только люди, которые могли себе позволить адюльтеры в качестве развлечения в размеренной светской жизни.

А что было на Руси? Здесь всё интересно. До замужества девки развлекались, как хотели. Причём, чем больше было любовников, тем завиднее считалась невеста. Дети, которые рождались от этих связей, воспитывались всем родом. Никто этих женщин не осуждал. Смертность была колоссальная, надо было думать о демографии, руках для вспашки и защиты земель. Любовь ли это? Скорее, первобытный инстинкт, свойственный и животным. Крещение Руси смяло древние традиции, началась эпоха патриархата. Она тоже не давала права на любовь и свободу выбора. Пётр и Февронья, которых церковь считает покровителями русской семьи, жутко далеки от идеала. Нет, ну, правда, вы читали житие? Она его женила на себе.

В русских сказках больше демократии, но опять же, если читаешь их в пересказе авторов XVIII-XIX веков. А раньше – кровища, насилие, внебрачные дети.

И только со времён Екатерины Второй и позднее приходит что-то похожее на современные чувства. Песни «По Дону гуляет», «Матушка, что во поле пыльно», гадание по ромашке…

Впрочем, эволюция продолжалась. Русской деревне ещё предстояло пережить внутрисемейную полигамию и снохачество, а людям просвещённым – всевозможные мезальянсы.

И всё-таки, хорошо, что мы теперь знаем такую любовь. Вот мне про жениха ромашка выдала, что не любит. Но, разве, решит слепая судьба что-то за двоих?

 

 

    Юрий Якобсон

       

   

 

Родословная выключателя (турнир 20 октября)

 

Один знакомый очень любит делать вещи в стиле стимпанк. Для непосвящённых — это когда много всяких железок и колёсиков, блестящих деталей и каких-то механизмов, причем в местах,где эти механизмы как бы и не требуются, но — тут уже вопрос: кем не требуются? Стилем стимпанк — как раз требуются! В общем, философская это штука…

А самое главное — оно ещё и работает!

Казалось бы, такая простенькая вещь, как выключатель…вроде недавно на настольной лампе сломался, сходил в магазин, купил за копейки да заменил, дело нехитрое. Но если ты решился осваивать неприступные вершины стимпанка, то должен знать, что пластмассовые детали вообще недостойны быть приняты в столь благородное общество. Выключатель должен быть как минимум из латуни, да ещё и с какой-нибудь затейливой кнопкой, он обязан, как элитный выставочный доберман, иметь целую родословную — вот прикинь, а эта деталь вообще сохранилась от старинного светильника, а эта выточена вручную, вот! Не лезь с некошерным пластмассовым рылом в ряд настоящего искусства…

И никогда не надо спрашивать у истинного художника стиля, зачем та или иная деталь. Потому что это своеобразный технический сюрреализм, где каждый винтик имеет значение, не всегда утилитарное. Так, помню деревянный корпус для системного блока компьютера, на который был приделан…стеклянный сосуд! Оказалось, что в сию ёмкость можно даже налить определенное количество настоящего шотландского виски, ибо другого напитка маэстро не признавал, и через хитро приделанный краник наслаждаться вкусовыми нюансами напитка, не отходя от рабочего места!

Не всякий поймёт. Не каждый оценит. Не любой пожелает приобрести… Но…в конце концов, предмет, у которого даже выключатель имеет родословную — безусловно достоин внимания!

 

 

      Андрей Яшин

       

   

            

У бобров все идёт по плану (6 октября)

 

Господа! Фраза «Бобер, выдыхай!» — первое, что приходит в голову. Ведь бобры, живущие по плану (проснулся, покурил план, погрыз бревно, еще покурил план, еще погрыз бревно…) — ужас эколога и кошмар наркоконтроля. Всем известно — они строят плотины в самых неожиданных местах не просто так. В древесных ошметках на берегу так удобно делать закладки, да и сами плотины в этом смысле хороши. Достаточно лишь добавить в конструкцию некоторое количество тростника и бамбука — и можно курить, не выходя из-под воды. Но самое главное — эти плотины могут служить пристанями для подводных лодок колумбийской наркомафии, ищущей новые пути транспортировки: ведь бобры не любят кокаин, и отвергают всю остальную химию. Судьбы людей, которые покупают всю эту дрянь, их не беспокоят, и у них есть к тому основания: люди причинили бобрам немало зла. Так что это справедливая месть со стороны бобров, но людям от этого не легче. Чтобы спасти страну и человечество, считаю необходимым ввести жесткие санкции против бобров и поставить их вне закона. Власть над людьми нужна нам самим, и мы не отдадим ее бобрам. Нам, рептилоидам, не нужны эти мохнатые конкуренты!

 

Родословная выключателя (турнир 20 октября)

 

Все началось с человеческого дыхания и руки. Затушить огонь лучины или фитиль, дунув на него, или опустить горящий факел в воду. Потом появились всякие колпачки для свечей и другие механические приспособления…

Нет, не об этих выключателях стоит говорить. Люди — вот серьезный объект для включения и выключения. Их, как и всех живых существ, включают простые базовые эмоции — голод и жажда, страх, секс. Но есть и более сложные включатели — честолюбие, корысть, зависть… И чем включатель сложнее, тем он гаже, и тем труднее его потом выключить. Иногда доброго слова недостаточно, и приходится прибегать… ну, скажем, к механическим размыкателям — вот как сейчас… Но, что характерно, все равно все упирается в человеческое дыхание и руку.

И с этой философской мыслью киллер Иван по прозвищу Выключатель, сделав глубокий вдох, плавно и бережно нажал на курок.

 

Окно и форточка (турнир 27 октября)

 

Как известно даже троечнику, Пушкин называл наш город «окном в Европу», которое прорубил Петр Великий. Более скептически настроенный человек может удивиться, почему поэт предлагает россиянам ходить в Европу через окно, а не через дверь, как принято между цивилизованными народами. Человек более мечтательный сочтет, что ему вполне достаточно окна, через которое можно безопасно любоваться «священными камнями Европы», не снимая халата и не слезая с обломовского дивана. Человек более практический может подумать, что так оно и лучше: если нет нормального прохода, но есть желающие пройти, то на этом можно сделать бизнес. Упертый государственник-охранитель постарается заложить это окно кирпичом или хотя бы поставить решетку, а прекраснодушный правозащитник будет отстаивать свою форточку — в виде прорывающихся сквозь вой глушилок передач БиБиСи, напечатанных на папиросной бумаге опасных книжек и прочих атрибутов «тайной свободы».

Все это было — и все это осталось в прошлом. Теперь вам нет необходимости прорубать окно в Европу или пытаться взглянуть на нее краешком глаза через форточку в «Железном Занавесе» — сегодня Европа сама приходит к вам в дом!

Представляем новую коллекцию «Европейский выбор» от компании «Окна Петербурга»! В новый 1993 года — с новыми окнами!

 

 

 

 

 

 

 

 

      ПРИЛОЖЕНИЕ

 

      Правила турнира

      Турнир проводится здесь раз в неделю по вторникам в 18.00 (время мск)

      Ровно в 18.00 я вывешиваю ТЕМУ 1.

      00 — 18.15 — Пишем текст в любом ПРОЗАИЧЕСКОМ (!!!!!) жанре.

      Потом — в течение пяти минут сбрасываем тексты в комменты.

      В 18.20  Я вывешиваю ТЕМУ 2.

      20 — 18.35 Пишем текст1

      35-18.40 — сбрасываем тексты в комменты.                                                                                                                                        Тексты, сброшенные после 18.40, а также импровизации в стихах УДАЛЯЮТСЯ! 

      Дальше у нас есть сутки, чтобы прочитать друг друга — поставить лайки.(сердечки, восторги). Набравшие наибольшее количество лайков- кандидаты для публикации в ЖЗ. Поддерживать тексты может любой участник группы — даже если он ничего не писал)

      Перед турниром следующего дня я вывешиваю списки авторов, набравших наибольшее количество лайков. Они- кандидаты на публикацию в нашем проекте на портале «Журнального зала»

      Для этих счастливчиков — почта Египетских ночей egyptnochi@gmail.com. Сюда будет просьба перекинуть ваши шедевры для дальнейшей публикации. В теме указать дату турнира. Регламент публикации на сайте : ЖЗ- один раз в две недели.Редактор портала отбирает 16 текстов из присланных на почту.

                                                                                  УДАЧИ!

      Ваша Анна Аркатова

 

 

 

     Все выпуски «Египетских ночей» на странице «Проект «Египетские ночи»» — https://magazines.gorky.media/page/proekt-egipetskie-nochi

 

 

 

Следующий материал

Моше Шанин. Левоплоссковские. Правоплоссковские.

    1.   Левоплоссковские       КАРТОТЕКА-АНТИЭПОПЕЯ Петя Радио – Коля Розочка – Света Селедка – Мишка Сухарев – Прокопьев день – Василий Ротшильд – Толя Боша –...