Содержание Журнальный зал

Египетские ночи

1 - 29 сентября

 

 

    

«Египетские ночи» — это сеансы литературной импровизации  в формате creative writing. Цель — активизировать личный творческий ресурс, конвертировать дремлющие переживания, оперативно разобраться с драматургией короткого высказывания — что многим и удаётся в условиях жесткого регламента и легкой конкуренции.

Теперь мы собираемся в группе «Египетские ночи» в Facebook.

Участником может стать любой желающий, присоединившись к группе.

Турниры проходят два раза в неделю по вторникам и четвергам в 18.00.Как обычно пишем экспромты на только что объявленную тему (две темы за турнир). Регламент – 15 минут. В роли экспертов – сами участники группы. С новыми правилами он-лайн турнира вы можете познакомиться в Приложении. 

      Куратор проекта Анна Аркатова

 

 

 

        Он-лайн турниры 1 – 29 сентября 2020

 

 

 

 

Татьяна Артемьевна

 

 

Дети в недетском саду (турнир 17 сентября)

 

Это, конечно, Адам и Ева в райском саду в дозмеиный период. Райские яблоки, Адам и Ева — это самые эксплуатируемые образы, поэтому, если я тоже буду выезжать за их счёт, от них уже не убудет.

Так вот, почему Адам и Ева? Они наивные как дети. Они не знают, что плохо, а что хорошо. Они не стесняются наготы. Как минимум один из них любопытен как ребёнок. Они тащат в рот немытые яблоки прямо с дерева. Они не слушаются. Они ведут себя в саду так, что их оттуда в конечном итоге выгоняют.

А детский сад — это ад для ребёнка. Ну, лично у меня был такой советский детский сад-ад. Сначала я была там подопечной, а потом в этот же самый детский сад попала в качестве воспитателя — ещё один круг прошла. То есть я оказалась недитём в детском саду. Но это уже новая тема для Египетских ночей.

 

 

Старичок и новичок (турнир 17 сентября)

 

Это прекрасно, когда старичок становится где-то новичком. Например, старичок начинает осваивать компьютер, и он везде нуб, ну, то есть, новичок. Чайник, в общем. Старый чайник тоже, кстати, может стать новичком, когда его принесли на выставку винтажных вещей. А старое пальто, проданное в секонд-хенде, становится новичком в гардеробе модницы, и уже в качестве обновки радует хозяйку.

Обратная ситуация тоже случается нередко. Полтора года назад я пришла в Египетские ночи и умирала от страха, читая прилюдно свои первые опусы. Все писали так интересно и оригинально, так профессионально и легко, а я писала изо всех своих новичковых сил. А и сейчас пыхчу от напряжения, когда придумываю тексты для ЕН, но зато теперь я уже не новичок. До египетсконочного старожила мне, конечно, ещё далеко, но я продвинулась настолько, что могу придумывать рассказик, сидя в первом попавшемся кафе, куда меня затащила Соша, спасая от дождя и опоздания на ЕН. Даже кофе не успели заказать, потому что наши ночи превыше кофе. Соша, кстати, гораздо больший старичок в этом деле, чем я, поэтому она может на ходу под дождём играть в ЕН. Она вон и закончила раньше меня.

 

 

 

 Ася Аксенова

 

 

Пока не загорелся зеленый (турнир 10 сентября)

 

Пока не загорелся зеленый, можно очень много чего сделать. Если ты автомобилист, ты можешь прикурить, или накрасить глаза (это если ты автомобилистка), или ответить на смс, сделать короткий звонок, отполировать ногти, если пилка лежит в бардачке, откусить кусок пирожка из кулинарии, отхлебнуть минералки, прогнать назойливого чернявого паренька, втюхивающего через открытое окно какую-то ерунду. Если ты пешеход, ты тоже можешь прикурить, завязать развязавшийся шнурок, поправить скособоченный галстук, если ты мужчина, либо, поерзав, впившиеся в попу стринги, если ты женщина, пофлиртовать со стоящими на тротуаре справа и слева от тебя, и посмеяться, как ловко тот дядька отогнал от своей машины чернявого паренька. Если ты чернявый паренек, ты должен успеть втюхнуть свою неведомую фигню как можно большему количеству автомобилистов, потому что возможностей для втюхивания всего лишь две — зеленый свет и пробки. Но в пробках все нервные и злые, и потому втюхивать лучше на светофоре. Если ты неведомая фигня, которую пытается втюхнуть всем автолюбителям чернявый паренек, ты тихо ждешь своей участи, а она незавидна. Тебя хоть и раздают бесплатно, да мало берут, а взяв, сминают и выбрасывают в окошко, либо вытирают тобой грязные руки, либо доносят до урны, либо просто бросают под ноги. Почти никто не читает, что на тебе написано, а жаль. Потому что на неведомой фигне в виде рекламной листовки написан призыв к землянам беречь природу, не убивать никого, не уничтожать леса и отдельно стоящие деревья. То, что этот призыв напечатан на бумаге, сделанной из уничтоженных деревьев, не имеет значения: для благого же дела. Все движение зеленых — для благого дела. Даже когда его активистами заливается зеленкой шуба из шиншиллы, в которой горделиво шествует какая-нибудь красотка, — это тоже для благого дела. И плевать, что красотке купят новую шубу, и для этого убьют новых шиншилл. Это все эксперимент над землянами, который проводят зеленые человечки из соседней галактики, и он весьма удачен. А вы думали, почему на светофоре — зеленый человечек? А это у шпионов-инопланетян такое своеобразное чувство юмора. Созданное ими в виде веселой шутки-эксперимента движение зеленых работает прекрасно. Сдедующая стадия эксперимента — движение безумных, и оно уже начинает формироваться в отдельных точках планеты…

 

 

Северные звери никому не завидуют (турнир 29 сентября)

 

«Северные звери никому не завидуют». И им никто не завидует. Ну вот каково быть песцом, например? Очень большой шанс преобразиться в воротник, да еще стрелять будут через глаз, чтобы шкурку не испортить. Это если ты дикий песец, и тебя убил охотник. А может, ты вообще родился на ферме, и всю жизнь просидел в тесной клетке вместе с подобными тебе, а потом тебя все равно убили. Ты красивый мелкий хищник, а как о тебе говорят? — Полный песец! Не важно, что не о тебе, все равно ведь связывают с тобой. Или, вот например, ты — полярный медведь. Белый, как снега вокруг. Не совсем белый, конечно, ты же пачкаешься в рыбе, которая оставляет серебристый след на твоей большой морде, но все равно почти белый. Хотя песец белее. Ты либо живешь в льдах и мерзнешь, либо — в зоопарке, где ты уже совсем не белый, а выпачкан серой грязью, и глупые люди пытаются бросать в тебя яблоки, злеб и куриные кости, хотя на табличке и написано, что тебя нельзя кормить. Хорошо живется только Умке — белому медвежонку из мультика. Да и то — поди пойми, кто имеется в виду, когда упоминается Умка — мультяшный медвежонок, или Аня Герасимова, взявшая себе такой псевдрним. Или вот еще северныз зверь — северный олень. Красивый и благородный, но какова твоя участь? Ты, конечно, друг человека, но тебя съедят, шкуру твою пустят на одежду для человеческих существ, рога распилят для всяких надобностей, но самое ужасное даже не это. Самое ужасное — это мем, который сделали, используя твое гордое имя — «свитер с оленями». Свитер с оленями — это элемент клишированности, масс-культуры и ложной многозначительности. Это уже почти так же пошло, как «Поцелуй» Климта, растиражированный до бесконечности. И это унижение — не последнее. Твоим именем назовут мудака? так и скажут: «Ну ты, олень!» Скажут, как припечатают. Короче, северным зверям не позавидуешь. Но и они никому не завидуют. Потому, что вокруг них, если они в естественной для себя среде обитания, — снег, снег, снег, много холода, льдов и белизны, прекрасной и звенящей. Что может быть лучше белого звенящего безмолвия?» Иван проснулся. Сон про северных зверей, лед и снега ему очень понравился. Он вытер липкий пот и подумал, что простыню впору выкручивать. Угораздило же его снять квартиру без кондиционера и вентилятора в Беэр-Шеве в августе! Тут не только Крайний Север — тут Карбышев приснится!

 

 

 

      Юлия Бочарова

 

 

Белка вчера и сегодня (турнир   1 сентября)

 

Белка вчера и сегодня, и месяц назад, и за два года до этого — одна и та же. Бегают по потолку и стенам тараканы и сыплются, сыплются оттуда. Откуда ни возьмись, у них вырастают светящиеся полупрозрачные крылья, и до пациента они не долетают, расправляют свои крылышки — и как будто клубами в стороны расходятся. Это у Иванова из третьей палаты белая горячка в такой форме протекает. А у Петрова из пятнадцатой — другие симптомы. У него как белка, так ему кажется, что за ним следят и убить его хотят. Якобы он герой, который в будущем должен спасти Землю, и сюда за ним прислали Терминатора. А я откуда знаю, почему у них такие симптомы. Но вообще забавно, конечно, работает психика. Этот Петров — брат Иванова. Вы знали? А вот так. У них там запутанная семейка. У них ещё и третий брат есть. Сидоров, да, как вы угадали?! Он тоже к нам периодически в отделение поступает, откачиваем от белой горячки. У того бред ещё интересней. Ему кажется, что он Дональд Трамп, а тот, который сейчас в Америке новые выборы затевает — фальшивый, его подменили, и этот Сидоров рвётся занять своё законное место. Его два раза на границе ловили. На самолёт пьяного не пускали — так он пешком хотел перейти в районе Псковской области.

Эти братья к нам иногда по отдельности поступают, но самое весёлое — когда у них какое-нибудь семейное празднество, и они вместе напиваются до белой горячки. Тогда они весь этаж в страхе держат. На одного тараканы сыплются, он от них убегает, другой решает, что это первый на него охотится, и пытается из пальцев стрелять (он думает, у него там встроенные миномёты), а третий пытается первыми двумя командовать: требует у них вид на жительство как у мексиканцев-мигрантов, и строит «великую американскую» стену из подушек, обещая их немедленно депортировать. А недавно у этих чудиков инсайт был. Не знаю, как это случилось — но может, у близких родственников какие-то ментальные связи иногда открываются, фиг их знает. Нет, у меня даже предположений нет о причинах. В общем, Сидоров начал видеть тараканов Иванова, а Петров признал Сидорова за настоящего Трампа. А потом Иванов увидел, как из пальцев Петрова вырывается миномётный огонь. И ладно бы, просто горячки у них объединились. Но у Иванова обнаружено огнестрельное ранение в области ключицы. Главврач предполагает, что это могло быть по типу стигматов: организм сам себя разрушает определённым образом, в соответствии с сильной верой в реальность происходящего. Но между нами — по-моему, у главврача диплом купленный, фиг он что в этом понимает. Только это вы никому не говорите и не печатайте у себя. Я ничего такого не говорил.

В общем, да, дела… Делириум — это вам не шутки. Белки тоже могут объединяться. Осталось дождаться, когда и люди с основной своей массе смогут.

 

 

Наволочка и пододеяльник (турнир 3 сентября)

 

Наволочка и пододеяльник — вечные друзья и вечные враги. Пододеяльник всегда съедает наволочку в стиральной машине, а наволочка в отместку выворачивается там наизнанку, открывая свою неприглядную внутреннюю сторону. Зато наволочка всегда крепко держит своё содержимое — подушку, а пододеяльник — нет. В нём одеяло ёрзает и перемещается, и рвётся как будто бы на свободу, выглядывая то одним, то другим концом из свободной прорези в самом низу. За это наволочку гладят и прижимаются к ней щекой, а пододеяльник — встряхивают и взбивают. Может, поэтому он так зол на наволочку и стремится её съесть? Не знаю, не знаю… Кто ж их поймёт, эти предметы постельного белья. Уж слишком они тонко организованы — мои, во всяком случае, из нежной бязи, полупрозрачной на свет. Но у пододеяльника и наволочки гораздо больше общего, чем они себе представляют. Оба сделаны из одной и той же ткани, прошиты одними и теми же нитками. Даже станки, на которых они сделаны — хоть и не одни и те же, но всё-таки стояли рядом, считай, братья по цеху. И пахнут они одинаково — жутким ополаскивателем «Альпийская свежесть». Не то чтобы я его не любила, всё же этот ополаскиватель реально делает ткань мягкой и приятной для тела, что для моей чувствительной кожи очень важно. Но в Альпы я уже никогда не поеду. Спасибо, здесь надышалась. И как они у себя в Швейцарии это выдерживают каждый день, такой запашище, бьющий наотмашь по обонятельным рецепторам и по присущему каждому человеку чувству вкуса и меры?! Впрочем, я отвлеклась от темы. Пододеяльник и наволочка. Да. Я достаю их из стиралки, а потом одно из другого (ага, они опять съели друг друга, но в этот раз ещё хитрее, по-моему, наволочка попыталась проявить ответную агрессию). Распутываю их, встряхиваю и вешаю сушиться. Потом я сниму их и кину на диван, где они будут ещё несколько дней лежать свежей чистой кучей и досыхать. Я не убираю их сразу в шкаф не потому, что я лентяйка (хотя и это тоже, не буду отрицать), но главное — они напоминают мне Альпийские горы с белоснежными вершинами. Когда-то их покорил Суворов, перейдя со своими отрядами на вражескую сторону и разбив неприятеля на голову. Это вид победы и неожиданности, смекалки и альтернативного подхода к сложным задачам. Наволочка и пододеяльник, возвышаясь белой горой на спинке дивана, напоминают мне об этом.

Мама говорит, что я не права. А ещё говорит, что я ей зубы заговариваю, а просто не хочу убирать всё вовремя на свои места. Не знаю. по-моему, наволочка и пододеяльник очень вдохновляют и вместе, и по отдельности, и в творческом взаимодействии. А вы как считаете?

 

 

 

     Артём Габриелов

 

 

Лучше всего в пять утра (турнир 8 сентября)

 

«Выйди на творческую прогулку в самое странное и непривычное время, лучше всего часов в пять утра» — так сказал учитель.

Звонок будильника вытягивает меня из сна. Я подхватываю собранный заранее рюкзак, выхожу на улицу и иду куда глаза глядят — как велено. Висит туман, и воздух будто осязаем. Я иду почти наугад.

Я ещё не проснулся, и электричество у меня в мозгу искрит и коротит. Вот мне кажется, что я всё ещё сплю. А через минуту мне начинают мерещиться бабблы со звуковыми эффектами, как в комиксах.

ЩЁЛК. (выключают фонари).

ВЖЖЖУМ! (мимо проплывает автобус).

ШУХ-ШУХ-ШУХ… (дворник собирает опавшие листья).

ФХУУУУУУ… (дую себе на ладони, чтобы хоть как-то согреться).

Что я здесь делаю? Кого пытаюсь обмануть?

Серая городская панорама справа, и серая городская панорама слева. Посередине — дорожка, и я иду по этой дорожке, будто мишень скользит по салазкам.

Какая мишень? Какие салазки? Откуда берутся эти корявые образы?

Это всё недосып.

Мне надоедает идти, и я, будто назло кондуктору, сажусь на холодную железную скамейку, явно не приспособленную к человеческой анатомии. Скрючившись на этом орудии пытки — хорошо хоть вокруг никого нет — я дрожащими пальцами достаю из рюкзака планшет, с которого предусмотрительно удалил всё, кроме музыки и текстового редактора.

Жалкая попытка. Хоть в привычное время пиши, хоть в непривычное, как сейчас. Нельзя вытащить из собственной головы на бумагу то, чего там нет и не было. Чтобы стать писателем, недостаточно просто захотеть.

С экрана подмигивает курсор — синяя полосочка на белом фоне.

Я сижу так, и сижу, и сижу. Мне чертовски холодно, только глазам тепло, и с каждой минутой всё теплее. Выступают слёзы, курсор медленно извивается.

Я утираю глаза жёстким рукавом куртки.

И вдруг вижу, как моя собственная рука что-то выстукивает на виртуальной клавиатуре, оставляя на ней едва заметные пятнышки:

«Серая городская панорама справа, и серая городская панорама слева. Посередине — дорожка, и Джек Кроу шёл по этой дорожке, будто по салазкам скользила мишень.»

Рука уже не поспевает за мыслью, я вижу далеко, и с каждым напечатанным словом — всё дальше. И тогда я начинаю плакать, в этот раз — от облегчения и радости.

Город вокруг меня всё ещё спит.

 

 

     

      Елена Малинина

 

     

          

Укрощение телефона (турнир 3 сентября) 

 

 Укротить телефон просто — выключить. Раз- и готово. Вот только рука не поднимается. Вы пробовали уехать из дома и сознательно не брать с собой мобильник? Сейчас, сегодня, в двадцать первом веке? Как обойтись в незнакомом месте без карты и навигатора? Спросить прохожего? Удачи! Вы, например, живя в десятом доме на Солнечной улице, можете уверенно показать , где находится дом двадцать пять, корпус три, строение десять? Да-да… и первый встречный в другом конце города также вытаращит глаза и пожмёт плечами. Или пошлёт вас на параллельную улицу, жестом показывая перпендикуляр: так мне на параллельную или так как вы показали? Но, допустим, что адрес вы запомнили, а как насчёт кода в подъезде? Их может быть и больше одного — зависит от количества замков и предбанников. Мозг разучился запоминать цифры вместе с номерами телефонов. А если вы опаздываете? Стоите в пробке? Важная встреча или долгожданное свидание? А с трафиком в час пик можно и на час задержаться… Вы забыли слово, фамилию актёра, название романа… Вы хотите что-то срочно купить , найти, обсудить… А как не поделиться с человечеством полной луной и таинственными облаками, косым забором с философским изречением: если будете проходить мимо — проходите… Ленивый кот в окне или букет , оставленный на скамейке, анекдот или решение задачи — зачем и для чего это все, если под рукой нет его, плоского друга с шестидесяти четырёх гигабайтной памятью, в красном чехле и с откусанным яблоком на тыльной стороне… Так что кто кого укротил — ещё вопрос… 

 

 

Дети в недетском саду (турнир 17 сентября)

 

Сад, который нам достался по праву рождения — не Эдем. Скорее Содом. И мы в нем — сущие дети. Вечнозеленые и беспомощные. Испуганные и виноватые. Иногда мы бываем счастливы. Когда видим море и солнце. Когда влюбляемся. Когда улыбаемся своему малышу. Когда умиляемся котёнку. Мы боимся взрослеть, и как сказал один хороший писатель: страшно не то, что мы взрослые, а что взрослые — это мы. Мы боимся старости и смерти , болезней и налоговой инспекции. Мы не любим холода и мучаемся от жары. И как понять и почувствовать, что жизнь и существование — не одно и то же. Что первое — дар, а второе — наказание. Что бесконечность вселенной и вечность времени — открыты для нас всего на каких-то шесть-семь десятков вращений Земли вокруг солнца. Есть одно средство — каждый день начинать все заново. Дышать, ходить, смотреть, слышать — пока есть такая возможность. Самый счастливый человек — человек играющий, наделённый любопытством и воображением. И пока это в нас есть — мы живем. Дети в недетском мире. Мир нам не принадлежит — он был до нас и будет после нас. Но это значит, что всегда будут вопросы , на которые пока нет ответов. Будет новый взгляд, новые открытия , новые изобретения. Мы не делаем мир лучше, мы играем в более интересные игры. Иногда они бывают опасными и кончаются плохо. Но продолжается праздник непослушания. И Вселенная нас терпит. Любит, наверное… Вот только за что…

 

 

Безлюдный дом и другие товары (турнир 29 сентября)

 

Безлюдный дом и другие остатки от чужой жизни по сходной цене. Только сейчас и только для вас. Будьте здоровы и счастливы , если сможете. Крыша не протекает. Пока. Из щелей тянет холодом, но это можно поправить . Пару объятий, нежность и ласковое слово — вот и потеплеет. Двухспальная кровать с прогнувшимся матрасом от тяжести страшных снов и страстных любовных игр. Пара досок, новая пружина и можно начинать сначала. Чайник со свистком и круглый будильник с двумя металлическими ушами. Подсвечник и деревянный поднос. Колченогий стул и круглый стол под плетёным абажуром. Вытереть пыль, отмыть жир, приколотить ножку. И как хорошо веселым свистом встречать новое утро. Вода — в кране, свет -в лампе, тепло — в камине. Все что нужно для спокойного счастья. Дом крепок, хоть и пережил пару поколений. Есть сад. В саду кряжистые старые яблони, колючий крыжовник и смородина в человеческий рост. Ели и береза. На заднем дворе — мангал на тонких ножках и деревянная скамейка. Медленно падает последний лист. Гаснут и снова зажигаются огни. Жизнь уходит и возвращается. И дом, вдохнув пустоты, заново распахивает двери.

 

   

 

Наталья Мозилова

 

 

Лучше всего в пять утра (турнир 8 сентября)  ·

 

Как прекрасен мир без людей! Говорю как экстраверт, отпахавший на слишком социальной профессии более 15 лет. Сначала ты любишь людей, потом начинаешь в них разбираться, потом – переходишь в категорию социофобов и даже социопатов. И ты возводишь не мосты, а стены, выбираешь тёмные улицы, пустые переходы, отшельнический отдых, навсегда выключаешь звук на телефоне и пользуешься минимумом мессенджеров. Не потому, что ненавидишь людей, а потому, что хочешь сохранить остатки себя, своего личного пространства, истончившуюся материю личности.

Вы скажете, так не бывает? Если человек огонёк – он на всю жизнь такой. А я думаю, что психология подвижна, и в какой-то момент включается защитный механизм. Хочется самофиксации. Остаться для этого мира чем-то большим, чем звено социальной сети. Если вы узнали в описании себя, то у меня есть рецепт обретения гармонии.

Приезжаешь в глухое живописное место. Естественно один. Выходишь на природу. Лучше всего в пять утра. Глубоко вдыхаешь и… кричишь. Чем громче – тем лучше. Правительство Исландии даже создало сайт, на котором люди со всего мира могут записать свой крик и распространить его среди фьордов и бездонных озёр. Это снимает стресс и разгоняет диких животных. После этого можно посмотреть на красоты и подумать о жизни. Говорят, очень помогает.

       

 

 

Ирина ПИН

 

 

Лучше всего в пять утра (турнир 8 сентября)

 

Я люблю заумные слова, значения которых мне не совсем понятны, вернее, совсем не понятны. Меня хлебом не корми, а дай поразбираться с этимологией слова, его значением, семантикой, ну вы, в общем, поняли. Вот, например, дихотомический вопрос. Что вообще за слово такое «дихотомия». Как музыка в душе играет, чудесный термин, так благозвучен он. Вслушайтесь: «Отдавая должное значению дихотомического подхода для общей теории мотива, укажем и на определённые границы его применения». Каково? Стала разбираться. Нет, это уже ни в какие ворота не лезет. Так банален ответ: дихотомия происходит от двух греческих слов: «дихо» — «надвое» (так и тянет дополнить «бабушка надвое сказала») и «томи» «деление». Т.е. попросту «раздвоенность», типа щизофрении. Ну это слово я уж точно знаю. Сколько там времени? Не пора ли спать? Ба, уж пять утра. Да, лучше всего разбираться с дихотомией именно в это время.

 

 

 

 Вячеслав Пронь

 

 

Дети в недетском саду (турнир 17 сентября)

 

Бог выжидающе смотрел на новопреставившегося Тихона Бескудникова, ожидая очередных глупостей типа «а куда меня отправят в ад или рай?» и прочей человечьей суеты.

— Спрашивай, — устало сказал Бог и почесал под бородой свободной от чёток рукой.

— Всегда было интересно, а куда делись Адам и Ева после того, как ты, Господь, изгнал их из райского сада?

Тихон вопросительно посмотрел на Бога.

«Оба-на», — подумал удивленно Бог.

— Как куда ? Да никуда!

— Не может быть, я слышал, что их изгнали.

— Врут все, не такой уж я и жестокий.

— Как так?

— Да вот так, куда ж им подеваться, смотри сам, — Бог подошёл к окну и приподнял занавеску, на которой по всей длине были налеплены пластмассовые персонажи, знакомые Бескудникову по бабулиным пересказам: херувимообазные ангелочки, и прочие Серафимы — все в самых нелепых, несколько фривольных позах, и даже вниз головами. Тихон высмотрел из-за плеча старца местность дивной красоты, точно срисованную с коврика, висевшего в спальне теткиной спальни, с водопадами, парящими орлами и лужайками, на которых паслись олени с ветвистыми рогами и скакали жирные зайцы. Бескудников увидел, как под чистым голубым небом, из которого, впрочем, шёл дождь, по сочной изумрудной траве бегали друг за другом два вполне себе взрослых человека. Мужчина и женщина. Они были мокрые, голые, с длинными неспутанными волосами. Своей наготы, как показалось Бескудникову, они явно стеснялись.

— Вишь, чисто дети, как носились, так и носятся сто тысяч лет.

— А к ним можно? Они ж как дети в недетском саду, — с надеждой спросил Тихон.

Бог, нахмурив белые всклокоченные брови, отрицательно покачал головой и громко кашлянул. Тут же в дверь постучали, и Бог кивнул: за тобой пришли.

Тихон грустно вздохнул.

 

 

 

     Жанна Свет

 

 

Безлюдный дом и другие товары (турнир 29 сентября)

 

— Наша задача, — сказал Координатор, — заставить людей покупать.

— Но они покупают, — возразил ему заведующий отделом статистики.

— Мало покупают! — отрезал Координатор. — И потом, что именно они покупают?

— Нууу, разное, — протянул заведующий отделом ассортимента, — еду, одежду, бельё, игрушки, предметы быта, автомобили, билеты на транспорт, чепуху всякую — сувениры и просто бесполезные симпатичные штучки… Мебель ещё, спортинвентарь.

— И как часто они это всё покупают? Ну, с едой понятно, а вот всё остальное — как часто покупают, например, телевизоры? Или люстры?

— О, это мы понимаем! — воскликнул заведующий отделом организации спроса. — Наши заводы уже давно научились делать вещи, которые на следующий день после окончания гарантийного срока перестают работать, рассыпаются на части, лезут по швам. Тут всё в порядке — ни один телевизор или холодильник больше года не работает.

— Гооод?! — возмутился Координатор. — Целый год?! Вы что, хотите нашу экономику по ветру пустить? Это непозволительно долго. Сократить гарантийные сроки.

— Но люди возмутятся!

— А вы их не ставьте в известность. Для чего существует мелкий шрифт? Думайте, работайте творчески, а то вы всё проторёнными тропами пытаетесь двигаться.

Тут раздался голос стажёра, присланного из Института Инженеров Разрушения всего неделю назад. Он был до того робок, что его голоса ещё никто не слыхал.

Участники совещания сначала не поняли, кто говорит, а потом страшно удивились и уставились на парня.

Стажёр покраснел, но взял себя в руки и заговорил уже более внятно:

— Дома.

— Что — дома?! — раздражённо переспросил Координатор. — Если вы имеете в виду торговлю недвижимостью, то это гиблое дело: большинство покупают себе дом один раз в жизни, как мы можем изменить эту тенденцию?

— Есть люди, которые любят уединение. — стажёр перестал заикаться. — Можно сыграть на этом. Объявляем акуцион безлюдных домов в безлюдной местности. В доме есть все необходимые товары. Через год всё перестаёт работать, отключается электричество, забивается канализация, в фундаменте трещины, крыша течёт — дом ремонту не подлежит, гарантии на него нет.

Начальство ошарашено переглянулось.

Никому из них не приходила в голову подобная идея.

— Плодотворная идея! — воскликнул Координатор. — Разработать её в деталях, срок — две недели. Стажёр прикрепляется в качестве консультанта к рабочей группе. Совещание окончено, все могут идти.

Оставшись в кабинете один, Координатор проворчал с горечью: — Какую аморальную и беспринципную молодёжь мы вырастили! Оставить человека без крыши над головой и не вернуть ему деньги… Жестокий век, жестокие сердца!

 

 

 

Eva Tunik

 

 

Старичок и новичок (турнир 17 сентября)

 

Старичок и новичок сидели на скамейке. Вокруг бегали дети, некоторые в масках. Прохожие на аллее старались обходить друг дружку стороной. Старичок выглядел сильно уставшим и его тяжелые веки нависали над мутными зрачками. Новичок нервно курил и что-то прикидывал в уме: «Слышь-ка, может ты ещё останешься на несколько дней? — сказал новичок и выдул маленькое облачко дыма, — думаешь, это реальная вещь, что косячок от чумы этой спасает? Ох, неохота сейчас на должность вступать, мне и не рады-то совсем. Первый раз Новый Год все взаперти встречать будут… — новичок глядел на тлеющий огонёк косяка.

— Ну почему в первый раз, на Песах тоже все заперты были и ничего, — вот даже некоторые дотянули.

— Ну да, — новичок задумчиво смотрел на облачко конопляного дыма, — хорошо, я тогда пошел, кое как протянул свой срок. Это ведь только год.

Уходящий год встал со скамейки и пошел вниз по аллее. Новый Год смотрел ему вслед, бросил окурок на гравий, тоже поднялся и направился вверх по аллее в сторону города.

 

 

 

    Юрий Якобсон

       

   

 

Дети в недетском саду (турнир 17 сентября)

 

Всё-таки первый Менеджер не был эффективным…

Вот разобраться если. Имеются два абсолютно неопытных подчинённых, он и она. По сути, они ещё практически дети. Да, условия для труда конечно созданы отличные, прямо райские. Питание налажено бесперебойно, рабочее место — можно сказать, весь Эдемский сад — вполне себе обустроено. В принципе, задачи определенные поставлены, можно выполнять. И вот ходят эти в принципе дети по своему недетскому саду, просвещаются потихоньку в рамках должностных инструкций. А одна из них гласит — определенное действие запретно! Ну, это понятно, в любом предприятии должно быть своё «низзя», иначе как?

Но. Внезапно на территории оказывается не кто-нибудь, а представитель конкурирующей компании. Как это вообще? А коммерческая тайна? А служба ангельской безопасности? И, ясное дело, начинает подбивать юных и неопытных сотрудников совершить, можно сказать, должностное преступление. Пообещав за это определенный откат — а куда без них в современном бизнесе, да и в не современном?

Ну ладно. Инструкция нарушена. Но — вот как это раз — и сразу уволить обоих? За что, скажите мне пожалуйста? Да, я понимаю, представитель конкурента также был наказан, причем серьезно — сильным понижением в должности (да, не имея ног, высоко уже не поднимешься…) Но. С точки зрения современных теорий корпоративного менеджмента утверждаю — коллеги, но можно же было ограничиться общественным порицанием на планёрке ангелов, ну — выговором, в крайнем случае с занесением в личное дело небесной канцелярии. Но увольнение начинающих сотрудников после первого проступка, да ещё и без выходного пособия — повторюсь, эффективным не является!

 

 

 

      Андрей Яшин

       

   

            

Укрощение телефона (турнир 3 сентября) 

 

«И вы правда думаете, что самое сложное — это разобраться с настройками? Сделать так, чтобы он звонил разными звонками с каждой сим-карты, экономил трафик и своевременно выгружал ваши фоточки в облако? Тогда вы ничего не знаете о телефонах, или вам попался умственно отсталый экземпляр с экранчиком в четыре дюйма и настоящими кнопками, который обычно покупают экономные сыновья и внуки — мамам и бабушкам, а экономные мамы — пятиклассникам!

Когда вы впервые заходите в Фейсбук, Одноклассников, Инстаграмм или, спаси господи, в ТикТок — вы еще не подозреваете ни о чем. А между тем в этот самый миг падают невидимые решетки, рвутся незримые цепи, и ревущий Зверь вырывается на сввободу. Спперва он оглядывается, поворачивая зубастой башкой влево-вправо и ударяя хвостом о землю и окружающие предметы. Вы в это время устанавливаете многочисленные приложения, которые будут помогать вам жить, контролируя каждое ваше движение и давая умные советы, лишающие вас даже подобия свободы воли. А потом этот Зверь издает свой первый рык, приводя в трепет всех, кто рядом, и отправляется на охоту. И горе тому, к чьей кредитной карте он подключен — она опустеет в несколько часов и станет подобна голодной утробе, а ваши руки окажутся связаны множеством ненужных вам вещей. Мало кто способен укротить этого зверя — и для этого надо быть опытным дрессировщиком. Наш курс поможет вам стать им.»

Михаил нажал кнопку «сброс» — или, вернее, кнопка сдвинулась под его пальцем, повинуясь микродвижению глазного яблока, зафиксированному второй лицевой камерой. Текст на экране сменился голографическим изображением эффектной брюнетки в скудном костюме, состоявшем в основном из кожаных ремешков и металлических пряжек, которая сказала Михаилу «Хай!» и недвусмысленно потянулась к нему. В тот же момент холодильник, стоявший справа от кресла, где сидели Михаил и его телефон, протянул Михаилу открытую банку с имперским стаутом. С бессильным стоном Михаил откинулся на спинку кресла и предался привычным наслаждениям. Укрощение Зверя снова откладывалось еще на один день.

 

 

Наволочка и пододеяльник (турнир 3 сентября)

 

Он разделся догола, лег на заношенную простыню, запихав под нее в изголовье свой рюкзак, заменявший ему подушку, и попытался заснуть. Духота и влажность сводили с ума — точно так же, как ночной холод полгода назад. Он попытался улечься так, чтобы как можно меньше соприкасаться с простыней, и вспомнил старинное корейское изобретение — плетеную корзину длиной в ярд и диаметром примерно в фут, на которую в такую погоду можно для вентиляции закинуть ногу и руку — как на женщину. Оно и называлось-то как-то похоже… но думать о женщинах, даже плетеных, он запретил себе — до того момента, когда наконец все изменится, и он окажется в цивилизованном мире. Где есть кондиционеры, ванны с горячей водой, наволочки и пододеяльники. У него есть еще пара недель до начала настоящих дождей, чтобы докопаться до гробницы и забрать золото — и он сделает это, или к захоронению неизвестного владыки добавится его собственное.

«И, наконец, наши последние поступления — прекрасно сохранившаяся мумия владыки одного из городов-государств, существовавших на территории нашей республики задолго до прихода испанцев. К сожалению, захоронение было ограблено еще в древности, и из всего погребального убранство сохранились лишь покрывала на теле владыки и под его головой. Думаю, это самые древние пододеяльник и наволочка в нашей республике».

 

 

 

      ПРИЛОЖЕНИЕ

 

      Правила турнира

      Турнир проводится здесь два раза в неделю по вторникам и четвергам в 18.00 (время мск)

      Ровно в 18.00 я вывешиваю ТЕМУ 1.

      00 — 18.15 — Пишем текст в любом ПРОЗАИЧЕСКОМ (!!!!!) жанре.

      Потом — в течение пяти минут сбрасываем тексты в комменты.

      В 18.20  Я вывешиваю ТЕМУ 2.

      20 — 18.35 Пишем текст1

      35-18.40 — сбрасываем тексты в комменты.                                                                                                                                        Тексты, сброшенные после 18.40, а также импровизации в стихах УДАЛЯЮТСЯ! 

      Дальше у нас есть сутки, чтобы прочитать друг друга — поставить лайки.(сердечки, восторги). Набравшие наибольшее количество лайков- кандидаты для публикации в ЖЗ. Поддерживать тексты может любой участник группы — даже если он ничего не писал)

      Перед турниром следующего дня я вывешиваю списки авторов, набравших наибольшее количество лайков. Они- кандидаты на публикацию в нашем проекте на портале «Журнального зала»

      Для этих счастливчиков — почта Египетских ночей egyptnochi@gmail.com. Сюда будет просьба перекинуть ваши шедевры для дальнейшей публикации. В теме указать дату турнира. Регламент публикации на сайте : ЖЗ- один раз в две недели.Редактор портала отбирает 16 текстов из присланных на почту.

                                                                                  УДАЧИ!

      Ваша Анна Аркатова

 

 

 

     Все выпуски «Египетских ночей» на странице «Проект «Египетские ночи»» — https://magazines.gorky.media/page/proekt-egipetskie-nochi

 

 

 

Следующий материал

Луиза Глюк. Избранное

  Нобелевская премия по литературе 2020 года была вручена  американской поэтессе Луизе Глюк с формулировкой "за ее безошибочный поэтический голос, который простой красотой делает индивидуальный опыт универсальным".     Когда-то...