Содержание Журнальный зал

Египетские ночи

(2 - 14 июля 2020)

 

 «Египетские ночи» — это сеансы литературной импровизации  в формате creative writing. Цель — активизировать личный творческий ресурс, конвертировать дремлющие переживания, оперативно разобраться с драматургией короткого высказывания — что многим и удаётся в условиях жесткого регламента и легкой конкуренции.

Теперь мы собираемся в группе «Египетские ночи» в Facebook.

Участником может стать любой желающий, присоединившись к группе.

Турниры проходят два раза в неделю по вторникам и четвергам в 18.00.

 Как обычно пишем экспромты на только что объявленную тему (две темы за турнир). Регламент – 15 минут. В роли экспертов – сами участники группы. С новыми правилами он-лайн турнира вы можете познакомиться в Приложении. 

Куратор проекта Анна Аркатова

 

 

  Он-лайн турниры 2 – 14 июля 2020

 

 

 

Ася Аксенова

 

 

Я больше так не буду (турнир 9 июля)

 

Я больше никогда не буду по ночам мазать зубной пастой щеки той девчонке в пионерском лагере, которая мне особенно сильно нравилась. Вредные дети, правда, еще и горчицей простыни друг другу мазали, но я никогда такого себе не позволял — это было уже не смешно, а унизительно, Конечно, этого я делать не буду, как и не делал. Я больше не буду давить себе прыщи, раскровянив подбородок и щеки до состояния лунных кратеров. Правда, и прыщей у меня уже, думаю, не будет. Я больше не буду прогуливать уроки, особенно физику и русский язык — наконец-то я понял, что надо было не пинать балду в сквере за школой с пацанами, а хорошо учиться, это ведь и мне самому нужно было. Я больше не буду врать родителям и скрывать двойки, вырывая из дневника одни страницы, испорченные двойками и грозными записями о поведении, и подклеивая другие — с четверками, так как на пятерки у меня все же не хватало наглости. Я не буду этого делать, пользуясь тем, что мама замотана и близорука, и плачет все время, а папа сильно занят якобы в командировках, а на самом деле — я знал, где он проводит время, и почему плачет мама. Я больше не буду вместе с другими мальчишками травить этого дурацкого ботана в очках, отбирать у него учебники и пинать его портфель, — просто потому, что, не будь его, на его месте мог оказаться и я — с моими прыщами и лишним весом, и я прекрасно это всегда понимал. Я больше никогда не буду проверять себя на вшивость и на слабо, и для куража выносить из универсама пачку масла, не заплатив. Это и был единственный мой акт воровства, и мне было очень противно. Я больше не буду тайком курить за гаражами в дворовой компании, и пробовать дурной портвейн, который приносил старший брат одного из нас. От курева всегда кружалась голова и тошнило, а портвейн был невкусным, и приходилось себя заставлять, чтобы пацаны не засмеяли. Я не буду всего этого делать по двум причинам. Во-первых, я вырос из этих детских шалостей. А во-вторых, я лежу в цинковом гробу.

 

 

Юлия Бочарова

 

 

Я больше так не буду (турнир 9 июля)

 

«Я больше так не буду», — говорят все дети и смотрят на взрослых честными глазами снизу вверх. Кто-то делает это чаще, кто-то реже, но исключений практически нет. Можно подумать, что малышей где-то этому учат. Словно есть специальная детская школа, где рассказывают о самых популярных «отмазках» перед родителями, или 5-летние видеоблогеры дают советы своим «коллегам» на ютьюбе или в популярном нынче Тик Токе. Можно себе представить такого советчика: «Итак, если вас отругали, не бойтесь и не оправдывайтесь. Не надо рассказывать, почему вы сделали что-то не так. Это лишь удлинит «разбор полётов». Наша с вами задача – закончить лекцию родителей как можно раньше и с минимальным ущербом для нас. Поэтому поднимаем на взрослых взгляд и говорим: «Я так больше не буду». Желательно, чтобы в глазах при этом стояли слёзы. Если они потекут по щекам – идеально. Родители от этого сразу смягчаются».

— Ну ё моё… – говорит муж, который пошёл в ванную чистить зубы.

— Что?! – отвечаю я.

— Я же просил не чистить ванну кислотой, у неё от этого разъедается эмаль.

Муж не злится, он расстроен. С его щётки капает пена от зубной пасты.

— Я так больше не буду, — говорю я и поднимаю на него взгляд.

Как хорошо, что я меньше него по росту и что глаза у меня голубые. Всё-таки не зря нас этому учат в детстве.

 

 

 

Артём Габриелов

 

 

Адрес немного изменился (турнир 2 июля)

 

Когда мы приехали по адресу, то на месте обещанного коттеджа застали крутой обрыв, уходивший в море.

Там не было буквально ничего. Чайки носились по небу, выслеживая рыбу. В лица нам бил колючий солёный ветер. До самого горизонта была с одной стороны зеленоватая линия воды, с другой — бежеватая линия пляжа.

И всё.

Кто-то молча достал бумажный атлас, кто-то стал дрожащими пальцами гадать на Гугл картах.

Нет, ошибки быть не могло, мы прибыли точно по адресу. Этот адрес был записан в билетах, надписан на картах, несколько раз прописан в заметках. У нас были даже точные координаты, и они совпадали.

— Адрес… изменился?

— Похоже на то.

Мы стояли так довольно долго, как будто ждали, что вот-вот мираж рассеется, и на месте пустоты в самом деле возникнет комфортабельный трёхэтажный коттедж с балконом, бассейном, гамаками и всем, о чём только могут мечтать утомлённые офисные крысы.

Вдруг раздался телефонный звонок, и я поднял трубку.

— Будьте добры, сеньор, включить громкую связь.

Я включил.

— Поздравляю вас, дамы и господа! Не беспокойтесь, адрес остался прежним, а вот ваши планы на отпуск, боюсь, изменились. Вы отныне — участники «Последнего выжившего», шоу, весьма популярного в узких кругах. Вам предстоит проявить мужество, смекалку и выдержку в соревновании со своими бывшими товарищами, и тогда один из вас, возможно, покинет остров живым и невредимым…

Я уже не слушал. Я пытался вспомнить, в чьём же рюкзаке лежит нож.

 

 

Соша Грухина

 

 

Первые и вторые (турнир 7 июля)

 

Первая ягода с куста в июне. В каждом июне она первая. Мягкая, яркая, маленькая ягодка. Ты просто шел по дорожке – вечером, в жаркий день. Ты весь день просидел дома, работая удаленно, а солнце отчаянно стучалось в твои окна. Ты пытался не думать об электричке на море, об это первом вздохе на берегу, а первом прикосновении голой ступки с нагревшимся песком.

Ты колотил по буквам, отбивал рваный ритм мышкой, ерзал на стуле, отрывал глаза от экрана, чтобы укоризненно посмотреть на окно и тяжело вздохнуть.

Время плыло медленное, его некому было подгонять, солнце скользило по горизонту. Ты захлопнул крышку ноутбука в восемь и вышел на улицу.

Жаркий воздух обнял тебя – «ни ничего-ничего, может быть к субботе погода не испортится, пойдем, я провожу тебя в поле»

И ты под косыми лучами уставшего солнца медленно идешь, очумевший от букв, цифр и знаков, и озираешься по сторонам – реальный мир тебе кажется немного не настоящим – словно ты видишь его первый раз.

Но с каждым шагом становится легче. И вот он – первый подарок – что-то красное промелькнуло в траве. Ты наклоняешься, нет – не ошибся – земляника. Первая земляника, такая спелая. Ты аккуратно берешь ее кончиками пальцев, чтобы не помять и нежно кладешь на язык.

Ты не торопишься, ты хочешь запомнить – и заходящее солнце, и легкие тени, и далекие переклички птиц – в холодном однотонном ноябре – зеленая поляна покажется не настоящей.

И вот ягода во рту. Ты прижимаешь ее языком к небу, она лопается, сок брызжет. Ты зажмуриваешь глаза и улыбаешься – первый раз за день. Сладко-кислая, с той земляничной прелестью, для которой не находится нужный слов.

И вот ты уже ищешь вторую – такую же красную. За ней третью, и ненасытно, все наклоняешься, наклоняешься, словно отвешиваешь благодарные поклоны земляничной поляне – за первую ягоду с которой столько счастья, и за вторую в которой неизменный насыщенный летний вкус

 

 

Julia Gutkovich

 

 

Я больше так не буду (турнир 9 июля)

 

Вспонимаю уроки истории: «Мы пойдем другим путем!». То есть я больше так не буду. Думаю, что мое поколение восьмидесятых точно знает кому принадлежат эти слова. Наша школа начиналась с нерушимого союза великих свободных, продолжалась пионерскими галстуками и закончилась бандитскими разборками. «Мы так больше не будем!», — заявлял народ на референдумах и выборах. Свобода, равенство и братство приобрело рыночную стоимость. У некоторых все ограничилось лишь свободой. Я так больше не буду, думал гаишник, останавливая машину просто так. Я так больше не хочу, решал для себя ночью судья. Он так больше не может, думали мы и шли голосовать за поправки в Конституции.

 

 

Марина Клунко

 

 

Первые и вторые (турнир 7 июля)

 

Первые — долгожданные, робкие, неуверенные, порывистые, командующие, сомневающиеся, взрывные, сложные, вдохновляющие.

Вторые — по проторённой дорожке, лёгкие, спокойные, ясные, понятные, влюбляющие, терпеливые, в чем-то такие же, но другие.

Главное, чтобы были счастливы и первые, и вторые, и третьи, и сколько ещё у кого будет.

 

 

Галина Кравец

 

 

Слишком большое число (турнир 14 июля)

 

Приближался Новый год. А у меня, как всегда, ни нового платья, ни новых туфель. Обидно…

На работе девчонки говорят: « Пошла бы, поискала, может чего готовое купишь, все равно уже сшить не успеет ни одна портниха». Решила в обеденный перерыв: пойду, может, хоть юбочку новую прикуплю.

Сказано — сделано!

В ближайшем магазине перемеряла кучу юбок. Ни одна не подошла: то цвет не мой, то фасон не тот, то цена зашкаливает. Продавец упорно советует платье примерить. Давно я платье не покупала… Несколько лет уже. «Ну давайте уж»,- вздыхаю я. Платье на удивление село по фигуре. И цвет, как я люблю, глубокий синий. Просто прелесть. Да и цена вроде умеренная! Но вот размер… Я долго вглядывалась в цифры. Слишком большое число! Это не мой размер! Я еще не ношу одежду такого размера!

Решительно сняла платье и отдала продавцу.

Девчонки на работе накинулись:

— Ну что, купила?

-Нет.

-Почему? Не подошло?

-Подошло.

-Цвет не тот?

-Тот, красивый, как хотела.

— А в чем дело???

-Размер не мой!

-Так ведь подошло!?

— Ну и что! Я еще не ношу такой размер…

 

 

Елена Малинина

 

 

Адрес немного изменился  (турнир 2 июля)

 

Город, дом, улица, переулок… Адрес на конверте — но причём здесь акация, высокий забор из деревянного штакетника и жестяной, крашенный в зелёный цвет почтовый ящик? Откуда картинка? Из книжки вестимо, или из старого советского фильма — приправленная реальностью воспоминаний. Мы с бабушкой, выдворенные родителями из душной летней Москвы, сидя на берегу моря или под кустом жасмина в маленьком дворике пишем по очереди письмо домой. Бабуля строга и остроумна в изложении , я — скучна и примитивна — « милый папочка забери меня отсюда.» Письма, написанные от руки на бумаге — хранятся в шкатулке как раритет , как памятник семейной истории.Адрес с тех пор изменился до неузнаваемости — набор латинских букв с непременной «собакой» посередине. Или просто номер телефона. Мне нравится писать быстро и коротко. Простыми предложениями. Мысли как у Буратино. Зато никаких двусмысленностей. Все просто. Буду скоро. Целую крепко. Век измерен. Происшествий нет.

 

Круговое движение в космосе (турнир 2 июля)

Круговое движение начинается в космосе — звёзды, планеты , галактики — и что им неймется? Эк их раскидало и закрутило после Большого взрыва. Вот так сидишь себе перед экраном: земля внизу , небо наверху — утром светлое, ночью темное. Порядок и покой. Ложишься спать в уверенности, что завтра будет все тоже самое. И послезавтра, и потом… Так нет же. Вот говоришь любопытному — куда ты лезешь? Что тебе на месте не сидится ? Кошку сварили, Варваре нос оторвали — или чужой опыт- это опавшие листья? Какая разница — солнце вращается вокруг нас или мы вокруг солнца? Где мы и где оно? Горит, греет — и слава богу… Вот если бачок в унитазе сломается — это проблема. Или лампочка перегорит. Сосед напьётся или эти напыщенные в телевизоре на развод подадут… Вот где жизнь, вот где настоящий круговорот событий… а вы все космос… космос…

 

 

Я больше так не буду (турнир 9 июля)

Я больше так не буду. Не буду врать от страха, что накажут. Не буду придумывать несуществующую причину в ответ на вопрос — куда или зачем. Не буду жаловаться на то, что болит живот, если просто не хочу делать то, что надо. Не буду лезть с вопросом : что случилось? Не буду занудствовать и требовать внимания. Не буду наблюдать снизу за шевелящимися губами отца во время чтения и представлять, что его рот — это верхняя часть головы, а глаза и волосы — нижняя. Не буду лежать в наушниках до рассвета, слушать одну и ту же мелодию без конца, вспоминать как бродили под дождем и держались за руки. Не буду курить натощак в шесть утра, потому что все уже сказано и дверь захлопнулась за уходящим. Не буду сидеть на родительской кухне с сухими глазами и подписывать заключение о смерти. Не буду делать уроки с детьми до трёх ночи и ходить из угла в угол в ожидании результатов ЕГЭ… Что же остаётся ? Просто любить. Просто ждать. Просто жить.

 

 

Татьяна Огурцова

 

 

Секрет имеет значение (турнир 14 июля)

 

Хорошо иметь свой собственный секрет. Но гораздо лучше иметь общий с кем-то секрет. Это знают даже дети, поэтому они обязательно секретничают. Маша со Светой демонстративно секретничают, но Варе секрет не рассказывают. Варя в отместку идёт секретничать с Колей. Но это от безысходности, конечно, потому что девочкам гораздо интереснее секретничать с девочками. А Коля на два года младше и вообще не умеет хранить секреты, поэтому рассказывает Варин секрет всему двору. И всё – Варя осталась совсем без секрета. А секрет имеет большое значение, только пока он секрет.

Но хуже всего бывает, когда кто-то продаёт твой секрет – за чупа-чупс, например. Это страшно, когда кто-то продаёт твой секрет за круглый леденец на палочке! Это дёшево и липко. Пожелайте своим врагам, чтобы их секреты продали за чупа-чупс.

 

 

Маргарита Саакова

 

 

Я больше так не буду (турнир 9 июля)

 

«Я больше так не буду!»- какая ложь, кто бы знал, как глубоко уходят корни этой лжи!?

Я косячу буквально каждый день. Хорошо если все ограничивается тем, что я стукнусь обо что-нибудь головой или ногой. Но зачастую мои косяки набирают невероятный масштаб.

Напиться и спрыгнуть с балкона на крышу соседнего гаража? Легко!

Спалить шкаф кислотой? Могу!

Воткнуть вилку себе в ногу? Как два пальца!

И пусть потом друзья думают, как меня снимать с крыши, соседи снизу гадают, что за пятна проявились на их потолке, стиральная машинка решает вопрос с кровью на белоснежных брюках.

Каждый раз скрываясь за притворной грустной миной я кричу, что больше так не буду. Но я знаю, что буду.

Каждый раз внутри, я смеюсь, даже когда больно, даже когда обидно и стыдно, мне хочется улыбаться!

Просто каждое мое неверное действие — это история, которую я еще не раз буду рассказывать друзьям, знакомым, незнакомцам. Просто потому что это моя история и без моих косяков она была бы очень скучной.

Так что буду. Обязательно буду.

 

 

Евгений Сулес

 

 

Акробат не даёт интервью (турнир 7 июля)

 

Акробат не даёт интервью. А как его дашь после падения, когда висел без страховки под самым куполом цирка и упал вниз, на песок арены на глазах изумлённой публики?

Клоун не даёт интервью. А как его дашь, когда Рыжий перестарался и размозжил загримированное лицо надувным молотом? Теперь одна лужа грима вместо белого лица.

Жонглёр не даёт интервью. Он бросает шары, как зёрна, в небо. Руки его пусты, губы приоткрыты, взгляд не здесь.

Дрессировщик не даёт интервью. В его руках яростный хлыст, сегодня ночью он будет дрессировать кордебалет.

Лошадь не даёт интервью. Она скачет, как заведённая, по кругу, и мечтает о свежем сене. Наесться сена всласть и умереть.

И только шпрехшталмейстер охотно общается с журналистами. Заливает соловьём, уместно и в меру шутит, становится серьёзным и проникновенно вспоминает цирк прошлого. Он больше ничего не умеет.

 

Первые и вторые (турнир 7 июля)

 

Все хотят быть первыми, это понятно. Первыми или последними. Последние станут первыми. А вот вторые — они вечно вторые. Есть даже такое оскорбление для команды — «вечно вторые». Горечь второго места — это горечь упущенной победы. Третьи радуются, четвёртые тоже вполне могут радоваться. А вторые — не дотянули, могли, да не смогли. Вышли из группы, прошли 1/8, четвертьфинал, на характере прошли полуфинал, и вот он финал, прожекторы горят, трибуны ревут, мечта во плоти. Судья свистит, ангел трубит в трубу, и они лежат без сил на зелёной траве, опустошённые, вторые, и слёзы текут по их мужественным лицам. А счастье было так возможно… Если ты был у неё первым, или она у тебя, запомнишь её на всю жизнь, и она тебя. А второй или двадцать второй — уже разница не велика. Или второй вратарь. Это вообще капец. На всех сборах, на всех тренировках, на всех матчах он есть, но как бы его и нет. Дублёр, тень, двойник. Тяжело бремя вторых. Скотт спешил на Южный полюс, долго готовился, дело всей жизни, терпел лишения, терял людей, пришёл — а там уже висит норвежский флаг. И всё. Ты второй. Вошёл в историю только, потому что умер по дороге домой. Первым приплыл в Америку — ты Колумб, первооткрыватель. А второй — пища для анекдота. У первых, наверное, свои бремена и своя горечь. Но я этого не знаю. Я из армии вторых, чей бронепоезд вечно стоит на запасном пути.

 

 

Юрий Якобсон

 

 

 

Первые и вторые (турнир 7 июля)

 

Посреди чистого поля стояла дверь.

Ладно, будем говорить правду — поле не было таким уж чистым, потому что его во множественном количестве украшали артефакты цивилизации в виде бумажек, пластиковых бутылок и «бычков». Но дверь была. Она не являлась частью ограждения, потому что оно отсутствовало. Ее можно было открыть и закрыть — замка или щеколды не было. Дверь не скрипела — петли были в полном порядке и хорошо смазаны. Она просто стояла.

Люди, которым по каким-то делам требовалось пройти через поле, разделились во мнениях.

Как известно, множество в математике может делиться на подмножества, внутри которых появляются свои подмножества — так и вышло.

Первые решили просто не замечать дверь. А зачем, как справа, так и слева от неё, простиралось всё то же чистое, ну или не совсем чистое поле? Так что первые тоже немного разделились, потому что одни предпочитали обойти дверь справа, а другие соответственно слева, но это разделение считалось незначительным и на мировой порядок не влияющим.

Вторые подумали и сказали сами себе — вот дверь. Для чего-то же её оставили. Значит, стоит воспринимать её именно как дверь, то есть оборудованный проход в некоем препятствии, и пройти через неё.

Однако большинство из вторых, открыв дверь, видели всё те же бумажки, пластиковые бутылки и «бычки», и постепенно перестали замечать дверь и перешли в разряд первых, обходящих либо с левой, либо с правой стороны.

…Но однажды к двери подошёл мальчик, у которого выпивал отец, измученная мама орала на многочисленных младших сестёр, а в школе некуда было деться от насмешек. Он сразу понял, что если обойти дверь неважно с какой стороны, всё продолжится как было, и смело дёрнул за ручку. Вместо захламлённого полевого пейзажа он увидел лес, услышал звук далёкого водопада — перед ним расстилалась сказочная страна, населённая эльфами, сатирами и большими добрыми львами…

…А в другой раз возле двери оказался Геннадий, и в то же самое время с другой стороны за ручку взялась Ангелина. Они немного подёргали дверь в разные стороны, потом девушка решила уступить, дверь открылась — и двое увидели друг друга, и произошло то, что происходит миллионы лет…

И немало случилось таких историй, потому что дверь поставили не просто так — а чтобы понять, чем настоящие Вторые отличаются от Первых…

 

 

 

Андрей Яшин

 

 

«Круговое движение в космосе»  (турнир 2 июля)

 

«Все-таки древние были мудры, уподобляя мир часовому механизму. Вложенные друг в друга невидимые шестеренки орбит, коловращение галактик, бешеные волчки пульсаров и черных дыр. Даже световой луч, хоть и прямой по определению, и то искривляется всякими там гравитационными линзами… Прямо как в анекдоте про верблюда: «- Что это у тебя шея кривая? – А что у меня прямое?». Да уж – а что у меня прямое? Вот именно, тоже ничего. Ну и доказывай теперь, что ты не верблюд…»

Подобные медитативные мысли занимали голову Сферического Коня в Вакууме последние несколько лет. Будучи архетипом, а не живым существом, он чувствовал себя в открытом космосе вполне комфортно. Раздражали только межзвездные туристы – слабо знакомые с земной идиоматикой и архетипами, они нередко принимали Сферического Коня за что-то другое. Конечно, если при виде тебя кричат «О! Первый Спутник!» — это тоже не подарок (поворачиваться к ним задом или в профиль, чтобы продемонстрировать отсутствие антенн, Сферический Конь считал ниже своего достоинства). Но назвать верблюдом из анекдота!!! Это уже слишком.

«Ладно» — подумал Сферический Конь. «Скоро они завершат облет Солнечной Системы, и тут-то при выходе на главную траекторию я их и встречу. Представлюсь гидом и покажу им, где Раки зимуют.» Эти архетипические Раки неизбежно вызывали у межзведных туристов гастрономически-пивной интерес, но частенько на закуску попадали как раз сами туристы — уж больно впечатляющие клешни и панцири были у Раков, официально числящихся знаком Зодиака. Тем более теперь, когда туристов должен был встретить комбинированный боевой архетип: «Куда Конь с копытом, туда и Рак с клешней»

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Правила турнира

Турнир проводится здесь два раза в неделю по вторникам и четвергам в 18.00 (время мск)

  1. Ровно в 18.00 я вывешиваю ТЕМУ 1.
  2. 00 — 18.15 — Пишем текст в любом ПРОЗАИЧЕСКОМ (!!!!!) жанре.
  3. Потом — в течение пяти минут сбрасываем тексты в комменты.
  4. В 18.20  Я вывешиваю ТЕМУ 2.
  5. 20 — 18.35 Пишем текст1
  6. 35-18.40 — сбрасываем тексты в комменты.                                                                                                                                        Тексты, сброшенные после 18.40, а также импровизации в стихах УДАЛЯЮТСЯ! 
  7. Дальше у нас есть сутки, чтобы прочитать друг друга — поставить лайки.(сердечки, восторги). Набравшие наибольшее количество лайков- кандидаты для публикации в ЖЗ. Поддерживать тексты может любой участник группы — даже если он ничего не писал)
  8. Перед турниром следующего дня я вывешиваю списки авторов, набравших наибольшее количество лайков. Они- кандидаты на публикацию в нашем проекте на портале «Журнального зала»
  9. Для этих счастливчиков — почта Египетских ночей egyptnochi@gmail.com. Сюда будет просьба перекинуть ваши шедевры для дальнейшей публикации. В теме указать дату турнира. Регламент публикации на сайте : ЖЗ- один раз в две недели.Редактор портала отбирает 16 текстов из присланных на почту.

         УДАЧИ!

Ваша Анна Аркатова

 

 

 

 

Следующий материал

«Семь искусств»

                Номер 11(126)  ноябрь 2020 года       Мир науки Борис Штерн Валерий Рубаков Астрофизика. Троицкий вариант (фрагмент новой книги) Все, кто сколько-нибудь интересуется космологией, знают,...